Чемпионат мира 2022.
Ручная работа

Пока в Петербурге пытаются успеть к чемпионату мира по футболу 2018, Катар, которому предстоит принять свой на четыре года позже, уже превратится в большую стройку. «Фонтанка» оценила ее масштабы.
Сегодня Доха — это город-стройка. Нет, кажется, ни одного уголка, где бы что-то не возводилось, не копалось или, на худой конец, не было бы видно строительный кран из окна.

Все силы местных властей брошены на подготовку к Чемпионату Мира по футболу, который должен впервые пройти в Катаре в 2022 году. Однако, амбиции у этой ближневосточной страны простираются куда дальше этой даты.

Все, что сейчас создается, делается с большой олимпийской мечтой и претензией на то, что именно Доха сможет стать новым центром притяжения ни много, ни мало — всей Азии и Африки.
Про Чемпионат мира рассказывают абсолютно все, и то, что страна приняла Азиаду, готовится к чемпионату по легкой атлетике, уже обыденно стала хозяйкой теннисных турниров, состязаний по крикету, является зимней базой для многих футбольных клубов (в том числе и «Зенита»), не удивляет никого. Тут все пропитано духом соревновательности и перфекционизма.

Чтобы утвердить себя в качестве страны, борющейся всеми силами за ЗОЖ, в Катаре шесть лет назад даже придумали национальный праздник — День спорта — 9 февраля. Этот день официально выходной не только для местных, но, скорее, и в первую очередь, для привлеченных рабочих. Строители всего и вся с семьями и поодиночке уже с семи утра на набережной Корниш, в многочисленных парках. Все играют в подвижные игры, состязаются в беге в мешках, гоняют мяч, подтягиваются. Даже катарские женщины, хоть и чинно выгуливают семейство на месте забав, но из-под черных одеяний видны кроссовки и спортивные штаны. Те, кто не закрыт в соответствии с традицией, полностью экипированы с единственным дополнением — хиджабом. В спортивной форме абсолютно все: от водителей, до персонала в гостинице.
На территории Qatar Foundation, где на одном куске земли стараются объединить самую крупную на Ближнем Востоке библиотеку, ипподром, научный центр, стройку одного из стадионов ЧМ-2022, в День спорта — массовые гуляния. Катарцы в белоснежных дишдашах (мужская одежда — удлиненная рубаха до пола) и гутрах (головной убор) прогуливаются с семьями, пока приехавшие на учебу или работу иностранцы состязаются в разных видах спорта.
Даже на самой главной стройке Катара — стадионе Халифа — в этот день не слышно звуков работы. Стройка на сутки заморожена.

Скорее всего, работяги отдыхают или играют в крикет в специально построенном городе.
~
Город для строителей
Labour City — находится в одной из окраинных промышленных зон Дохи. Ехать туда по бесконечным пробкам столицы эмирата около 40 минут.
По пути встречаются бесконечные магазины строительной техники, бетонные заводы и какие-то «раскопки» – скорее всего, очередная развязка или станция будущего метро. Иногда среди голой пустыни стоят торговые комплексы или другие сверкающие здания не совсем очевидного назначения.
Вдоль дорог - площадки со строительной техникой, салоны по продаже грузовиков и тягачей
Рабочий город — это не «городок» в нашем понимании с рядами бытовок. Год назад всемирная организация Amnesty International опубликовала доклад о нарушениях прав человека в Катаре. Многие СМИ окрестили работу на возведении объектов ЧМ-2022 новой формой рабства. Независимые эксперты и журналисты привели цифру — минимум 400 погибших рабочих из Индии и других стран юго-восточной Азии с момента начала реконструкции международного стадиона Халифа.

Местные представители специально созданного комитета по подготовке к ЧМ-2022 (Committee of Delivery and Legacy) сразу же поспешили опровергнуть эти данные. Более того, активно занялись развитием инфраструктуры, ориентированной именно на рабочих, стараясь максимально спасти свое реноме.
Город еще не до конца заселен и не полностью обжит. Он напоминает какую-то спальную окраину среднестатистического российского южного городка. С той разницей, что тут царит какой-то нарочитый порядок. Для русского взгляда — это похоже на воплощение понятия «потемкинские деревни». Однако масштаб и строительства, и инвестиций настолько впечатляет, что здравый смысл все-таки подсказывает, что дешевле действительно это все предоставить рабочим и обеспечить все декларируемые условия, чем заниматься показушностью.
Дом, который демонстрируют иностранным гостям, по стечению обстоятельств первый на территории города. Углубляться дальше не предлагают. Да и чего, якобы, смотреть – все одинаково. Трехэтажные дома. Четырехместные комнатки, норматив 6 квадратов на человека, на этаже пара кухонь, столовая, тренажерный зал, игровая комната с биллиардом, душевые и туалеты. Для гостей все намыли так, что от порошка режет глаза. Но даже, не особо придираясь, можно увидеть по вытертым перилам, что в доме живут и давно, на тренажерах занимаются, а стол для нард и вовсе стоит уже купить новый. Хотя вся эта чистота до скрипа никак не вяжется с представлением о рабочих на стройке.

Тут же через дорогу в ближайшие две недели открывается медпункт — пока семь врачей, несколько смотровых, современное оборудование. Пациентов нет — не прошли последнюю проверку, ждут со дня на день. Глава этой клиники объясняет, что за 10 месяцев надеется увеличить штат с 7 врачей до 22. Главные специальности — терапевт, травматолог, хирург, окулист. Клиника предназначена только для первичных осмотров и короткого дневного стационара. В трех километрах от города уже готова и функционирует полноценная больница на несколько сотен коек. Сколько может понадобиться мест в действительности сказать достаточно сложно. Рабочий город рассчитан на 100 тысяч жителей. И это далеко не все, кто работает на больших стройках Катара.
Этот город — для тех, кто возводит главные объекты ЧМ-2022. Днем город практически пустой, оно и понятно, все на работе.
Для этих рабочих, как уверяют представители комитета, созданы все условия — кинотеатр, огромный торговый комплекс с товарами из стран, откуда родом работяги, кафе с национальной кухней. Детский городок с горками и каруселями (пока, правда, только строится и выглядит весьма апокалиптично – занесенный пылью из пустыни). Главная достопримечательность — стадион для крикета. Именно этот вид спорта весьма популярен в Индии и Юго-Восточной Азии, откуда приехала большая доля рабочих. По вместимости эту площадку смело можно сравнить в петербургским «Петровским».
Рабочие идут из торгового комплекса на территории рабочего города
Стадион для игры в крикет
Зрительские места на стадионе
В Labour City жизнь начинается преимущественно после заката. Рабочий день не затягивается до темноты. В 17:30 по всей Дохе из каждой мечети можно услышать голос муэдзина, призывающего к молитве. Кто-то спешит отдать дань религии, но сотни и тысячи человек в этот момент в едином порыве устремляются к автобусам. Они должны отвезти их в их катарские «дома». Кого-то в рабочий город, кого-то в другие аналогичные места компактного проживания строителей. Все улицы Дохи в этот предзакатный час заняты не только белоснежными джипами местных, седанами рабочих из числа персонала в гостиницах и заведениях, но и бесконечными вереницами автобусов. За стеклами — уставшие работяги, которые буквально вручную создают то, чем Катар будет хвастать через каких-то 6 лет. Они весьма равнодушно смотрят на новые небоскребы, на головах шапочки, в ушах музыка, взгляд — в пустоту. Строительство только начато — до чемпионата 6 лет.
~
Жаркий чемпионат
Хвастаться некоторыми из объектов к ЧМ-2022 катарцы планируют уже в ближайшее время. Первый такой рубеж — конец 2016 года, когда должна быть закончена реконструкция стадиона «Халифа».
Он был вполне достаточным для небольшого Катара многие годы, но для масштабного события в истории страны было решено расширить вместимость. Было 40 тысяч мест, ожидается — 55 тысяч. И все равно это будет не самый большой и не главный стадион Игр. Ожидается, что «Халифа» примет групповой этап, 1/16 и 1/4 турнира. Финальная же серия игр пройдет на стадионе «Луисаль», который еще не построен, ожидается, что эта арена вместит 86 тысяч зрителей.
«Халифа» — главная гордость и достопримечательность в преддверии Чемпионата мира. Рядом — одна из самых фешенебельных гостиниц страны — «Факел», буквально в нескольких десятках метров — альмаматер молодых футболистов и будущих звезд ближневосточной атлетики Aspire Academy c восемью открытыми полями, закрытой площадкой и комплексом, где можно заниматься 14 видами спорта. «Халифа» должен стать неким «пилотом», «шоурумом», где будут продемонстрированы главные инженерные решения для других стадионов чемпионата. В частности, очень сложная и современная система кондиционирования.
Катарцы чем-то схожи с россиянами — мы провели зимнюю олимпиаду в субтропиках, и они хотят устроить футбольные состязания в одном из самых жарких и засушливых районов мира. Впрочем, даты проведения удалось сдвинуть с лета на ноябрь — декабрь, когда погода, скорее, напоминает не самое плохое петербургское лето — до 25-30 градусов со знаком плюс.
Несмотря на то, что погода в декабре считается зимней и катарцы вечерами могут надеть и утепленную куртку, система охлаждения и кондиционирования воздуха, по мнению руководства Committee of Delivery and Legacy, должна быть, и быть лучшей. Пока она смонтирована не полностью — метровые трубы видны в подтрибунной зоне. Предполагается, что по ним будет течь ледяная вода, после прохождения полного цикла и нагрева она будет направляться обратно на охлаждающую станцию, построенную рядом со стадионом.
Холодный воздух от системы должен будет циркулировать под специально сконструированным куполом из фибергласса. В строительстве применена мембранная трехслойная технология, общая площадь полупрозрачных пленок — почти 50 тысяч квадратных метров. Крепиться эта конструкция должна на системе тросов к огромным дугам. Сейчас полностью собрана только одна из них, второе полукольцо еще не замкнуто.

Несмотря на то, что зрители будут надежно, как полагают проектировщики, закрыты от солнца, само поле останется открытым. Никакой выдвижной крыши или подобных конструкций не задумано. Впрочем, система кондиционирования должна работать и на футболистов, создавая комфортные условия для игры. После проверки работоспособности инженерных решений, примененных на «Халифе», такие же технологии планируется применить на всех восьми стадионах (пока речь идет именно о таком количестве сооружений) ЧМ-2022.

Однако, на строительстве стадиона главный вопрос сейчас — не конструктивные особенности, а вопросы безопасности. Скандал, разгоревшийся вокруг объектов ЧМ-2022 в середине 2015 года в связи с предположениями о массовой гибели рабочих и соответствующим отчетом Amnеsty International. Генеральный секретарь Committee of Delivery and Legacy Хассан Аль-Тавади категорически опровергает эти данные. Комитет выпустил свой отчет, в котором признал две смерти рабочих из Индии.
Наглядный пример по правилам безопасности
Сейчас на стройке работает 3300 человек. Комитет обнародовал данные по безопасности — 4 миллиона часов без происшествий. Впрочем, как именно был выведен этот показатель, они умалчивают. Специально для гостей и проходящих на работу строителей внутри чаши установлен огромный макет перебинтованной руки с отрубленными или порезанными пальцами с предупреждениями на английском, арабском и хинди.

Каждому, кто собирается работать на этой стройке, выдается специальная брошюра на четырех языках с правилами безопасности и обращением с инструментами. Помимо стандартных «не стой под стрелой» предлагается в шутливой форме не подвергать себя излишней опасности, к примеру, не пытаться драться с крокодилом. Последние, к слову, в Катаре не водятся. В конце небольшой по размеру, но толстенькой книжечки — декларация о том, что работник гарантирует выполнение всех инструкций. Листочек отрывной и, судя по всему, сдается старшему в смене.

Стадион представляет собой вавилонское столпотворение — со всех сторон сквозь шум работающей техники слышны различные голоса. Руководство — традиционно, катарцы, менеджеры и прорабы — преимущественно европейцы, строители — выходцы из Индии и Бангладеш, а также других стран Азии. Все в ярких жилетах, в одинаковой аккуратной форме. У каждого пара защитных очков. О том, какие очки в какой ситуации носить — рассказывают многочисленные таблички.
Стройка не выглядит привычно неопрятной. Городок, где складируется оборудование и материалы, действительно компактный, по территории проложены дорожки безопасности, где можно спокойно ходить без касок, — всего в паре сотен метров находится пятизвездочный отель с минимальной ценой за номер в 25 тысяч рублей в сутки, так что постояльцы не должны страдать от пыли и неприятных видов из окна.

Вообще же от увиденных объектов создается двоякое впечатление. С одной стороны — аккуратная масштабная работа, с другой — какая-то нарочитость и искусственность всего происходящего.
Катар позиционирует себя как «мост открытости Ближнего Востока», именно через него весь остальной мир должен узнать и понять Восток, полагает Хассан Аль-Тавади.

— «Кубок — эта та самая сила, которая сможет объединить регионы. Мы хотим позиционировать себя как гостеприимную страну, которая очень любит спорт».
~
Где в Дохе жить хорошо
Ночью деловой центр Дохи выглядит пока не столь гостеприимным — с самолета открывается и вовсе необычный вид: часть небольшого полуострова густо усыпана темными небоскребами. С земли сверкающие фасады кажутся более дружелюбными что ли, но все равно достаточно безжизненными. В отличие от ближайшего «раскрученного» соседа — ОАЭ — Катар пока не так преуспел в строительной гигантомании. Но, кажется, уже планирует переплюнуть конкурентов.
Марина в районе Жемчужина Катара
Необжитость небоскребов объясняется просто — почти все они, за исключением пары отелей, принадлежат бизнес-центрам и крупным корпорациям. Зажиточные катарцы обустроились в виллах на берегу Персидского залива, «средний класс» – в закрытых коттеджных поселках, все остальные — в бесконечных блоках, наподобие европейских или американских пригородов, с той разницей, что в Дохе это ряды одинаковых пыльно-желтых домов с полным отсутствием зелени.

Туристам же предлагается поселиться в гостиницах и апартаментах. Скорее для них, а не местных или экспатов, строится фешенебельный район Жемчужина Катара с искусственным островом, обрамляющим марину с лазурной водой. Пока же приезжающие в страну иностранцы могут выбрать место для временного пребывания в одном из отелей. И вот именно в этом кроется одна из больших сложностей в преддверии Чемпионата.
Популярный ресурс поиска и бронирования отелей предлагает 101 вариант для проживания в Дохе. Только вот стоимость самого дешевого — 4,5 тысячи рублей за ночь. Сутки в самом дорогом — от 45 тысяч. Недорогих, по катарским меркам, отелей — всего с десяток, остальные отмечены 4-5 звездами. Футбольные фанаты далеко не самые богатые люди. Многие стараются найти максимально экономичные способы размещения, чтобы потратиться на сами матчи. Таких гостиниц и хостелов в Дохе пока найти практически невозможно. Представители Олимпийского комитета страны и комитета по подготовке к ЧМ-2022 уверяют, что постепенно вся эта инфраструктура появится. За шесть лет до старта Чемпионата они сконцентрированы на более глобальных проектах.
~
Транспорт
Доха — это совершенно однозначно город не для пешеходов. Единственное место, где можно спокойно пройтись — набережная Корниш. Да, это около 8 километров вдоль берега Персидского залива, но вот попасть от нее в соседние районы крайне проблематично.
Знак "осторожно, пешеходы" в большинстве арабских стран выглядит именно так
В деловом центре Дохи вокруг небоскребов постоянное строительство, так что пешеходам периодически приходится выскакивать прямо на проезжую часть под колеса машин, чтобы добраться с одной улицы на другую. Впрочем, эта проблема, кажется, мало кого тревожит.

Местные перемещаются на машинах, иностранные сотрудники катарских компаний и многочисленный обслуживающий персонал тоже стараются приобрести транспортное средство. Автомобили относительно недорогие, а бензин стоит 1 реал за литр (около 20 рублей), судя по всему, меньше просто нет денежной единицы, удобной для расчетов. Про налог на транспорт опрошенные «Фонтанкой» водители тоже не слышали.

Рабочих со строек вопрос доступности, похоже, не сильно волнует — их туда и обратно к месту доставляют на автобусах. Туристам же пристало соответствовать уровню — и ехать на арендованной машине с водителем или такси. Праздно шатающимся мешает и погода — на улицах даже зимой (в +25) немноголюдно. Жизнь кипит только в офисах, торговых комплексах или на главном рынке Сук Вакиф. На улицах ни души. Единственным исключением, кажется, был как раз тот самый национальный день спорта.
Общественный транспорт в Дохе есть, но его мало кто видел. Это из разряда городских легенд. Остановок немного, на них электронные табло, но время ожидания может составлять до часа. С арабской размеренностью тут тоже никто не спешит, кроме того, постоянные пробки вмешиваются в и так нестабильное расписание.
Решить вопрос с доступностью объектов Чемпионата Мира должно метро. Проект амбициозен и масштабен. Qatar Rail Company анонсировало строительство четырех веток в Дохе, которые должны быть интегрированы с железнодорожной сетью и дать толчок к распространению на всю страну. Метро соединит все основные объекты в городе со спортивной инфраструктурой. К примеру, самый крупный стадион ЧМ "Луисаль" будет располагаться в 35 километрах от центра Дохи. К нему протянут ветку легкорельса.
Строительство легкорельса в районе Aspire Academy
По проекту дорога в любом направлении для гостей футбольных состязаний не должна превысить час. Концепция проста — игрокам и зрителям, а также представителям СМИ, не придется постоянно перемещаться и переезжать из города в город ради очередного матча, что сэкономит и силы, и средства.
Общая протяженность линий метро — 211 километров. Три ветки уже в работе, четвертая проектируется. Всего должно появиться 85 станций. Подготовка началась в 2012 году. Часть строительства ведется открытым способом, часть — тоннели. Qatar Rail Company официально была признана рекордсменом Книги Гиннеса за наибольшее количество бурильных машин, одновременно работающих на одном проекте — 21 щит. Завершение первой фазы строительства и открытие станций на «красной» ветке запланировано на 2019 год.
~
Алкогольные суды
Помимо недорогого жилья для болельщиков, транспортной инфраструктуры, Катару придется стать более гибким и по другим вопросам.
Деловой квартал Дохи
Представляется достаточно сложным заставить тысячи футбольных фанатов, к примеру, одеться в соответствии с местными традициями. Конечно, никого не нарядят в до хруста белоснежную дишдашу — да это и не требуется, но объяснить североевропейцу, что не стоит надевать короткие шорты с майкой в жару, — квест из непростых. Тоже самое и с женщинами — им не рекомендованы короткие юбки и облегающие наряды. Возможно, как-то минимизировать экспансию чуждых ценностей в достаточно закрытый и традиционный мусульманский уклад Катара удастся с помощью создания специальных фан-зон, где фанаты, как анонсируется, смогут себя чувствовать достаточно вольготно. Более того, страна, чей закон основан на шариате, готова пойти на послабления и по части алкоголя.

Сейчас пропустить рюмочку можно только немусульманам и только в лобби дорогих отелей. Стоимость бокала вина — около 1,5 тысяч рублей. Бутылка может обойтись и в 10, и в 20 тысяч. На время Чемпионата Мира алкоголь будет, вероятно, доступен в фан-зонах. Однако появление вне специально разрешенных мест в пьяном виде или же с бутылкой в руках чревато судебным разбирательством. По примеру Африки, принимавшей предыдущий ЧМ, принято решение по созданию специальных «алкогольных» судов. О том, какие будут предусмотрены наказания за распитие, пока не говорят.
Барная карта в гостинице. Курс катарского реала к рублю 1:21
~
Планы Катара по превращению из бывшего захолустья на берегу Персидского залива (а так оно и было до обнаружения запасов углеводородов) в центр Ближнего Востока действительно впечатляют. За шесть лет до Чемпионата Мира (даже за пять, так как стадионы должны принять Кубок Конфедераций в 2021) все окружение Дохи уже раскопали и заполонили строительной техникой, где не хватает площадей — намыли идеально ровные острова и полуострова причудливых форм. Пока сконцентрировались на одном стадионе, но уже готовы к началу стройки еще семь. Население небольшого эмирата (порядка двух миллионов человек) наполовину состоит из приезжих, которые и обслуживают все потребности щедрого нефтегазового работодателя.
Правительство, несмотря на мировой кризис и падение цен на нефть, обещает, что все задуманное будет реализовано. Так что может быть весьма любопытно увидеть, сможет ли амбициозное государство площадью в семь раз меньше Ленинградской области стать за пять лет лидером всего Ближнего Востока или превратится в памятник прожектерству.

Ксения Потеева,
"Фонтанка.ру"
 
 
 
 
Made on
Tilda