У НОЧИ НЕТ ГЛАЗ
Чего не увидели убитые в Центральной Африке журналисты
«Фонтанка» рассказывает о поездке в Центральноафриканскую республику. Если после прочтения у вас возникнет ощущение хаоса, значит, мы все сделали правильно.
Мы постараемся показать, почему убийство на Черном континенте - категорически не то же самое, что убийство в Петербурге. Мы покажем то, что успели увидеть и услышать Джемаль, Расторгуев и Радченко, расскажем, что увидели и услышали сами. У всех наших спикеров есть имена, их реальность легко проверяется. Разговоры записаны на аудио и видео.
- Может ли он пройти туда и показать, как именно тела лежали?

- Он не присматривался к двум другим, только заметил, что на лице первого были следы от грязи. Когда человек умирает, у него идёт пена со рта, и, видимо, эта пена смешалась с грязью. Ему стало от этого плохо, и он заметил только, что двое других лежали чуть в глубине. Первый лежал чуть ближе к дороге, лицом в сторону леса.

- Во что он был одет?

- Футболка или майка военная и брюки цвета хаки, как у Кирилла и Дениса, вся одежда была в крови.

- Футболка военная?

- Майка. В крови была вся.

- А почему он решил, что она военная?

- Шофёр говорил, что майка была похожа на майку, какие носят военные.
Фрагмент разговора с мэром деревни Кпаку на месте убийства российских журналистов
- Может ли он пройти туда и показать, как именно тела лежали?

- Он не присматривался к двум другим, только заметил, что на лице первого были следы от грязи. Когда человек умирает, у него идёт пена со рта, и, видимо, эта пена смешалась с грязью. Ему стало от этого плохо, и он заметил только, что двое других лежали чуть в глубине. Первый лежал чуть ближе к дороге, лицом в сторону леса.

- Во что он был одет?

- Футболка или майка военная и брюки цвета хаки, как у Кирилла и Дениса, вся одежда была в крови.

- Футболка военная?

- Майка. В крови была вся.

- А почему он решил, что она военная?

- Шофёр говорил, что майка была похожа на майку, какие носят военные.

Это фрагмент разговора с мэром деревни Кпаку. У него невозможное имя, Авоита Лангизамо Тундужуль Эми, и он с поразительной точностью помнит события той ночи. Мы мучили его вопросами не меньше двух часов. Это человек, с которым выживший водитель Бьенвеню Нвудокама говорил через несколько минут после убийства. Рассказ Эми не во всем совпадает с тем, что транслирует официальное центральноафриканское следствие.
Это фрагмент разговора с мэром деревни Кпаку. У него невозможное имя, Авоита Лангизамо Тундужуль Эми, и он с поразительной точностью помнит события той ночи. Мы мучили его вопросами не меньше двух часов. Это человек, с которым выживший водитель Бьенвеню Нвудокама говорил через несколько минут после убийства. Рассказ Эми не во всем совпадает с тем, что транслирует официальное центральноафриканское следствие.
Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко
Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко были убиты в ночь на 31 июля. В Центре управления расследованиями (ЦУР), проекте, который финансировал Михаил Ходорковский, заявили, что в Африке журналисты собирались работать над фильмом о деятельности частной военной компании. В подготовке к поездке был задействован человек по имени Мартин. Его номер телефона сотрудникам ЦУРа передал корреспондент РИА «ФАН» Кирилл Романовский. После убийства МИД РФ пересказал слова водителя группы Бьенвеню Нвудокама: Мартина не знает, с русскими познакомился в кафе, должен был отвезти их на восток страны в Бамбари, но журналисты изменили маршрут и приказали ехать на север в Декоа, проигнорировав предупреждение об опасности; в 23 километрах от города Сибут машину остановили 10 человек в тюрбанах, которые говорили по-арабски; в драке за имущество все трое были убиты, а водитель сбежал, хоть и был ранен. После того как были обнародованы обстоятельства подготовки к поездке Михаил Ходорковский прекратил финансирование ЦУР. Уволенный главред Андрей Коняхин заявил, что будет самостоятельно искать убийц. Свое расследование ведут также сотрудники еще одного проекта Ходорковского.
Командировка в Центральноафриканскую республику организована Федеральным агентством новостей (РИА «ФАН»). Задача — понять экономическую, социальную и политическую обстановку в стране. Журналистам сторонних изданий предлагалось принять участие в совместном проекте.
В состав группы в рамках проекта Федерального агентства новостей вошли:
Кирилл Романовский
специальный корреспондент Федерального агентства новостей
Денис Тарасов
независимый фотокорреспондент и оператор
Владимир Малянов
независимый журналист
Кирилл Романовский
специальный корреспондент Федерального агентства новостей
Денис Тарасов
независимый фотокорреспондент и оператор
Владимир Малянов
независимый журналист
«Это было моим личным желанием и частной инициативой. Я понимала, что у группы РИА «ФАН» будет максимально возможный для Африки уровень безопасности, поэтому написала им, сразу объяснив, что я корреспондент «Фонтанки». Я была почти уверена, что мне не ответят. Но редакция «ФАН» утвердила мою кандидатуру».
Юлия Никитина
корреспондент интернет-издания «Фонтанка.ру»
«Это было моим личным желанием и частной инициативой. Я понимала, что у группы РИА «ФАН» будет максимально возможный для Африки уровень безопасности, поэтому написала им, сразу объяснив, что я корреспондент «Фонтанки». Я была почти уверена, что мне не ответят. Но редакция «ФАН» утвердила мою кандидатуру».
Юлия Никитина
корреспондент интернет-издания "Фонтанка.ру"
Советника президента ЦАР по национальной безопасности Валерия Захарова нельзя назвать фиксером (так называют проводника для журналистов в незнакомой стране), но именно на него была возложена ответственность за сохранность группы, ему же поручили организовать нашу работу. Кто поручил и возложил? Цитируем: «Президент Фостен-Арканж Туадера».
Валерий Захаров
В 1990-х годах Захаров работал в самом секретном подразделении ГУВД по Петербургу и Ленобласти - наружном наблюдении. В начале нулевых перешел на аналогичную должность в Северо-Западное управление таможни, а еще через несколько лет поменял офицерские погоны на бизнес, связанный с консультированием. Позднее сотрудничал со службой безопасности структур, работающих в интересах бизнесмена Евгения Пригожина.
Нам был предоставлен микроавтобус, который без учета бензина обошелся в 3 тысячи долларов. По столице мы передвигались в сопровождении двух жандармов. Если ехали в Сибут, возникала дополнительная машина и еще 5-7 жандармов. За Сибутом, где обстановка сложнее, охрана усиливалась парой грузовиков правительственной армии (FACA). И еще с нами всегда были двое русских.
Нам был предоставлен микроавтобус, который без учета бензина обошелся в 3 тысячи долларов. По столице мы передвигались в сопровождении двух жандармов. Если ехали в Сибут, возникала дополнительная машина и еще 5-7 жандармов. За Сибутом, где обстановка сложнее, охрана усиливалась парой грузовиков правительственной армии (FACA). И еще с нами всегда были двое русских.
- Валерий, к какой структуре относятся два прекрасных человека Кавказ и Денис, которые нас охраняют?

Это инструктора, которые въехали сюда.

- На фоне и в контексте того, что говорят о присутствии здесь ЧВК Вагнера, не являются ли эти люди теми самыми...

Нет, они не являются ЧВК, они являются инструкторами, находящимися тут по ООНовской резолюции. Выдернуты с учебного процесса.

Я правильно понимаю, что они из тех 170 гражданских специалистов?


Ну да.

А оружие у них в руках мы можем фиксировать?

Оружие у них официально от министерства обороны.
- Валерий, к какой структуре относятся два прекрасных человека Кавказ и Денис, которые нас охраняют?

– Это инструктора, которые въехали сюда.

- На фоне и в контексте того, что говорят о присутствии здесь ЧВК Вагнера, не являются ли эти люди теми самыми...


– Нет, они не являются ЧВК, они являются инструкторами, находящимися тут по ООНовской резолюции. Выдернуты с учебного процесса.

– Я правильно понимаю, что они из тех 170 гражданских специалистов?

– Ну да.

– А оружие у них в руках мы можем фиксировать?

– Оружие у них официально от министерства обороны.
С Центром управления расследованиями Джемаль, Расторгуев и Радченко общались крайне мало. Переписка в рабочем чате дает приблизительное понимание, где находились и что видели журналисты за три дня в ЦАР. Переписку мы получили легально, есть разрешение на публикацию. Мы будем отталкиваться от этих сведений и постараемся заполнить временные пробелы.

Участники переписки:
Александр Расторгуев — режиссер-документалист
Орхан Джемаль — российский военный журналист и общественный деятель
Кирилл Радченко — оператор
Андрей Коняхин — глава Центра управления расследованиями (был уволен после публикации переписки)
Анастасия Горшкова — заместитель главного редактора Центра управления расследованиями
Родион Чепель — бывший журналист телеканала «Дождь», внештатный автор интернет-СМИ Republic и Центра управления расследованиями
Анастасия Кулагина — специалист Центра управления расследованиями по мультимедиа

Что известно из переписки
28 июля 2018 года
08.20 Радченко пишет, что группа приземлилась в Банги (столица ЦАР).

09.30 Радченко сообщает, что остановились в гостинице National. Проводник Мартин им не отвечает. (Группа прилетела на два дня раньше планируемого, поэтому их не встретили)

09.34 Чепель отмечает, что Мартин ответил на сообщение обещанием прислать машину.

09.55 Коняхин предлагает использовать для поездки на военную базу Беренго водителя Мартина.

10.24 Расторгуев пишет, что в кафе все дорого, а голосовой переводчик лишь усиливает языковой барьер.

10.42 В чате идет обсуждение, где найти англоговорящего водителя, если Мартин не пришлет своего.

10.55 Расторгуев делится первыми впечатлениями - фактура хорошая, но «запуганные люди снимать даже на телефон не дают». Анастасия Кулагина советует на это использовать экшн-камеру Osmo, уверенная, что дремучесть не позволит местным догадаться, что палка с круглым набалдашником умеет фотографировать.


* указано местное время
Август 2018 года
Мы на центральной улице Банги. Худосочный юноша как будто вытянулся вдвое за счёт снопа французских багетов на его голове. Моя рука тянется к телефону. В гомоне уличной торговли слышатся выкрики - в десяти метрах толпа мужчин, которые обращаются явно ко мне. Кажется, они настроены враждебно.
Август 2018 года
Мы на центральной улице Банги. Худосочный юноша как будто вытянулся вдвое за счёт снопа французских багетов на его голове. Моя рука тянется к телефону. В гомоне уличной торговли слышатся выкрики - в десяти метрах толпа мужчин, которые обращаются явно ко мне. Кажется, они настроены враждебно.
- Почему они кричат? Им не нравится, что я снимаю? - спрашиваю переводчика и на всякий случай становлюсь ближе к Руслану (Кавказу), который приставлен к нам охраной.

- Они говорят, что очень рады русским.
- Почему они кричат? Им не нравится, что я снимаю? - спрашиваю переводчика и на всякий случай становлюсь ближе к Руслану (Кавказу), который приставлен к нам охраной.

- Они говорят, что очень рады русским.
Что удалось установить
В гостинице National четыре сотрудника ресепшена. Мы поговорили с каждым отдельно, но, чтобы не запутать, будем приводить их свидетельства в хронологическом порядке. Кристофер Кайаги де Треми рассказал, что трое русских приехали в 08.45 — 09.00. По-французски мужчины не говорили, изъясняться пришлось на английском при поддержке гугл-переводчика. Кристофер оформил гостей, показал номера и в 09.20 ушел домой, а на смену заступили Синтия Пепу и Полетт Пайао. За гостиницу Орхан, Александр и Кирилл платили посуточно, 35 тысяч франков с человека, это 63 доллара.

видеогаллерея:
Всю первую половину дня Орхан, Александр и Кирилл находились на территории отеля, размещались, обедали. В переписке речь идет о съемках именно в гостиничном кафе. В 15.00 спросили на ресепшене, где купить сим-карты. Полетт Пайао посоветовала поехать в аэропорт, так как в городе все точки продаж уже были закрыты. Короткий рабочий день, особенно в субботу и воскресенье, - типично для Центральноафриканской республики. Примерно в 16.00 группа уехала на такси, которое остановили тут же, у отеля.

На фото: гостиница National и номер, в котором жил Джемаль
В Центральноафриканской республике два ключевых сотовых оператора - Orange и Telecel. Из переписки видно, что группа купила две разных сим-карты. Для звонков и смс нужно дополнительно покупать минуты, доступ в интернет тоже оплачивается отдельно. Какие были опции у симок журналистов, неизвестно. В Банги уверенный прием 3G, за пределами столицы чаще видишь невразумительное Е, да и то лишь в крупных населенных пунктах. Интернет в пригородах встречается крайне редко.
Что известно из переписки
28 июля 2018 года
17.20 Коняхин интересуется, нашелся ли водитель.

17.26 Радченко отвечает: «Водителя сейчас должны перехватить».

18.27 Джемаль сообщает местные номера телефонов.

19.51 Расторгуев отправляет сообщение «Бьенвеню трудный случай» и, никак это не поясняя, пишет о планах: поискать переводчика в местном вузе, утром съездить в Беренго, на следующий день выдвинуться в Бамбари, где их ждет Мартин.

20.19 Коняхин завершает разговор: «Хороший план».

* указано местное время
Что удалось установить
Из переписки понятно, что с Бьенвеню журналисты увиделись в период с 17.26 до 19.51, судя по всему, сразу по возвращении из аэропорта М'Поко. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ссылалась на слова водителя, когда говорила, что с Бьенвеню документалисты познакомились в кафе. Ресторан-бар есть при гостинице National. Вполне вероятно, что именно там и была назначена встреча.
Почему мы считаем, что Бьенвеню Нвудокама был водителем от Мартина
Мы публикуем не всю переписку, а только три последних дня. 26 июля Коняхин пишет со ссылкой на Мартина, что встречать группу в аэропорту будет водитель-переводчик Бьенвеню.

27 июля Родион Чепель также со ссылкой на Мартина пишет про Бьенвеню и сообщает его номер телефона. В день прилета, 28 июля, у них происходит неразбериха (сначала Мартина не отвечает, потом откликается), но в 17.24 Анастасия Горшкова кидает в чат скрин своей переписки с водителем и видно, что это тот самый номер телефона, который Чепель сообщал, как номер Бьенвеню от Мартина.

Дальше в переписке, где идет речь о Бьенвеню, всегда упоминается Мартин.
В 16.00 на работу в National вышел Патерн Намфио. Русские вернулись примерно в 18.00 и оставшийся вечер были на виду. Сидели в холле, выходили во внутренний двор покурить, а в 23.00 разошлись по номерам.

На фото: ресторан-бар гостиницы National и внутренний двор отеля
Resume. Если учитывать слова Патерна Намфио, с Бьенвеню журналисты встретились в период с 17.26 до 18.00. Фактически весь первый день ушел на заселение, покупку сим-карт и контакт с водителем. Маршрут, судя по всему, был таким: аэропорт-гостиница-аэропорт-кафе-гостиница.
Bienvenue - в переводе с французского - «Добро пожаловать». Также это очень распространенное имя в ЦАР.
Август 2018 года
- У меня украли зонтик.

- Из номера пятизвездочной гостиницы? Зонтик?

- Да.
Мы жили в Ledger Plaza Bangui. Одноместное размещение - 309 долларов в сутки. Это дорого. Если знать про сломанный душ и тараканов на колбасе для завтрака, - это безумие. Альтернативы нет.

Ledger Plaza — лучшая гостиница в стране. Территория защищена высоким забором. Охрана на въезде, металлодетекторы на входе. Здесь останавливаются бизнесмены и офицеры из миротворческой миссии ООН. Президент Фостен-Арканж Туадера выбирает Ledger Plaza для встречи с коллегами по Африканскому союзу.
Общий бюджет трехнедельной поездки (без билетов) составил почти 32 тысячи долларов. На пятерых. Уже к концу второй недели работы в ЦАР нам стало ясно, что денег может не хватить. Самые большие статьи расходов: гостиница, аренда автомобиля, бензин. Заправлять приходилось не только арендованную машину, но и пикапы жандармов, которые были выделены для охраны.

Бюджет Джемаля, Расторгуева и Радченко – около 8,5 тысяч долларов. Запланированные сроки работы в ЦАР – две недели.
Что известно из переписки
29 июля 2018 года
19.45 Радченко пишет, что помимо оплаты своей работы и услуг переводчика, Бьенвеню требует заправлять машину. А это почти два доллара за литр.

20.49 Радченко докладывает о произошедшем за день: на военную базу Беренго группу не пустили, у гостиницы их задержали жандармы, пришлось давать взятку, потом на посту еще одну. Идет обсуждение неэффективности работы Бьенвеню, предстоящей поездки в Бамбари, где их ждет Мартин.

23.17 Коняхин дает рекомендации, как снять на камеру факт вымогательства взяток на блокпостах.

* указано местное время
Что удалось установить
Июль 2018 года
По словам Патерна Намфио, в 9.00 Джемаль, Расторгуев и Радченко еще завтракали, когда за ними заехал водитель на серебристо-синем пикапе Mitsubishi L200. Русские вышли из гостиницы и начали снимать автомобили в пробке. Стойка ресепшена находится напротив стеклянных дверей, которые выходят на центральную улицу, поэтому Патерн сразу увидел, как вокруг постояльцев собралась возбужденная толпа, а затем подошли двое полицейских. Мужчины сели в пикап и в сопровождении полиции уехали в комиссариат.
Август 2018 года
В полицейском участке, который находится рядом с National, нас отправили в отдел по работе с иностранцами. Шеф отдела Проспер Ганталас подтвердил, что любые происшествия с иностранными гражданами проходят через его участок, но про задержание троих русских он ничего не знает. В качестве доказательства продемонстрировал журнал учета событий, в нем действительно нет упоминаний о Джемале, Расторгуеве и Радченко. В рабочем чате журналисты сообщили, что заплатили полицейским 65 тысяч местных франков, это примерно 120 долларов. Столько стоит оформление аккредитации от министерства коммуникации ЦАР, которая дает разрешение на съемку.
Июль 2018 года
Инцидент с полицией произошел в 10.00. Не меньше двух часов ушло на дорогу в участок, препирательство, торг, взятку и возвращение в отель. Таким образом, из Банги съемочная группа выехала в полдень (информация со слов Патерна) и до Беренго добралась во второй половине дня.
Июль 2018 года
Инцидент с полицией произошел в 10.00. Не меньше двух часов ушло на дорогу в участок, препирательство, торг, взятку и возвращение в отель. Таким образом, из Банги съемочная группа выехала в полдень (информация со слов Патерна) и до Беренго добралась во второй половине дня.
Дворец Беренго

Бывшая резиденция Жан-Бедель Бокассы. Он провозгласил себя императором Центральноафриканской республики в 1976 году, а в 1979-м был обвинен в людоедстве и свергнут. Владения Бокассы находятся в 65 километрах от столицы, неподалеку от его малой родины - деревни Бобанги. Считается, что именно здесь похоронен последний император ЦАРа. Резиденция находилась в запустении до января 2018 года. После двухстороннего соглашения о военном сотрудничестве между Россией и ЦАР Беренго было отдано под учебную базу, где русские инструкторы обучают солдат правительственной армии (FAСA). О выпуске первых 200 бойцов СМИ писали 31 марта.
Дворец Беренго

Бывшая резиденция Жан-Бедель Бокассы. Он провозгласил себя императором Центральноафриканской республики в 1976 году, а в 1979-м был обвинен в людоедстве и свергнут. Владения Бокассы находятся в 65 километрах от столицы, неподалеку от его малой родины - деревни Бобанги. Считается, что именно здесь похоронен последний император ЦАРа. Резиденция находилась в запустении до января 2018 года. После двухстороннего соглашения о военном сотрудничестве между Россией и ЦАР Беренго было отдано под учебную базу, где русские инструкторы обучают солдат правительственной армии (FAСA). О выпуске первых 200 бойцов СМИ писали 31 марта.
Июль 2018 года
На охраняемую военную базу журналистов без аккредитации Минобороны не пустили. В чате Кирилл Радченко сообщил, что за ворота смог пройти только Бьенвеню, на КПП он видел русского, там записали его контактные данные и сказали, что через пять дней «перезвонят, скажут, куда подъезжать с документами».
Что известно из переписки
29 июля 2018 года
Август 2018 года
В городе Декоа военные Минуски (MINUSKA - многопрофильная комплексная миссия Организации Объединенных Наций по стабилизации) не пустили нас на свою базу даже в туалет. Сочувственно выслушали жалобное «с утра ни-ни, а девушке в Африке в кустики страшно» и вежливо, но твердо повторили: «Мы не можем вас пропустить на территорию базы без официального разрешения штаба в Банги».
- Здравствуйте. Я тут что-то вроде коменданта, мне поручено показать вам тут все, рассказать. В рамках разумного, конечно. Ко мне можно обращаться Шрам.

- Шрам? А по имени? Можно я буду звать вас Иваном?

- Лучше Сергей.

- Спасибо.
- Здравствуйте. Я тут что-то вроде коменданта, мне поручено показать вам тут все, рассказать. В рамках разумного, конечно. Ко мне можно обращаться Шрам.

- Шрам? А по имени? Можно я буду звать вас Иваном?

- Лучше Сергей.

- Спасибо.
Комендант Беренго рассказал, что не помнит инцидентов с непрошеными гостями, а солдаты FACA, которые в тот день стояли на КПП, учебную базу уже покинули. Ни их местоположения, ни их имен он не знает.
Комендант Беренго рассказал, что не помнит инцидентов с непрошеными гостями, а солдаты FACA, которые в тот день стояли на КПП, учебную базу уже покинули. Ни их местоположения, ни их имен он не знает.
- Про ЧВК Вагнера много всего ходит, слухи всякие. Я вот лично с этими ребятами не встречался.

- А если бы ты состоял в группе Вагнера, признался бы мне сейчас?

- Ну, если был бы, я бы точно не рассказал, но я не дурак (чтобы становиться наемником. - Прим. ред.) и своей свободой все-таки дорожу.
- Про ЧВК Вагнера много всего ходит, слухи всякие. Я вот лично с этими ребятами не встречался.

- А если бы ты состоял в группе Вагнера, признался бы мне сейчас?

- Ну, если был бы, я бы точно не рассказал, но я не дурак (чтобы становиться наемником.- Прим. ред.) и своей свободой все-таки дорожу.
Подробнее про базу Беренго читайте в ближайших материалах «Фонтанки».
Июль 2018 года
В Банги журналисты вернулись к 18.00. Как уже говорилось, за городом интернета нет, а в 17.58 Джемаль отправил своей подруге в Москву два коротких видео: футбольное поле и торговку гусеницами.
Август 2018 года
Мы нашли места, где были сняты эти видео. Деревня Писса примерно в получасе езды от Беренго в сторону столицы. Женщина с рынка узнала на фотографии Орхана Джемаля и опознала машину, на которой они приезжали. По словам нашей собеседницы, русские были в Писсе примерно в 14.00. Вот это футбольное поле. И вот этот рынок.
Июль 2018 года
Вечером 29 июля в гостинице дежурил Кристофер Кайаги де Треми. Вернувшись, постояльцы минут двадцать сидели с телефонами в холле, затем ушли ужинать. По воспоминаниям Кристофера, они не выглядели чрезмерно возбужденными или раздраженными.
30 июля 2018 года
Что известно из переписки:
Нет сообщений
Что удалось установить
В 07.30 Джемаль, Расторгуев и Радченко спустились из своих номеров. Кристофер Кайаги де Треми приготовил для них завтрак и в 8.00 ушел домой. Мужчины все еще сидели в ресторане. Заступившая на смену Синтия Пепу помнит, что примерно в 11 утра проводила их из гостиницы: «Они оставили на ресепшене свой чемодан и сказали, что вернутся за ним 3 августа». Охранник National Hotel говорит, что русские уехали в 12.00.
На дорогах ЦАР есть четыре типа официальных блокпостов. Посты миротворческой миссии ООН (Минуска) установлены во всех крупных городах страны, включая те, где власть находится в руках враждебных к Банги формирований. Посты жандармерии могут находиться на переходных территориях, где правительственный контроль еще полностью не установлен. Пост FACA означает зеленую зону и относительную стабильность. После 23.00 движение через блокпосты запрещено, исключение только для специальных миссий: гуманитарных организаций, официальных колонн жандармерии, армии и миротворцев.
Четвертая структура, у которой на дороге своя отдельная будка и свой шлагбаум, это post de Peage. Его сотрудники взымают с автомобилистов плату за проезд: 500 франков за легковой автомобиль, 2000 - за грузовик. Предполагается, что все данные о проезжающих заносятся в журнал, выдаются квитанции. Нам удалось снять на видео, как на одном из таких постов в Нгуеренго водитель проезжает кордон за взятку.
С официальными блокпостами соседствуют неформальные. Это может быть самодельный шлагбаум или просто бревно на дороге. Их устанавливают мальчишки в надежде на легкий заработок, не брезгуют таким заработком и мужчины постарше. На неподконтрольных Банги территориях плату за проезд вымогают и мелкие жулики, и серьезные бандиты. Проехать бесплатно такой «блокпост» можно только с позиции силы, какой обладают жандармы или военные. Гражданским приходится платить.
Пик гражданской войны в ЦАР пришелся на 2004-2007 годы. Именно тогда был образован альянс «Селека» (в переводе с санго - «союз», «коалиция»). Его сторонники — преимущественно, мусульмане. Лидером группировки был Мишель Джотодия. Под его командованием «Селека» в 2013 году штурмом взяла столицу - город Банги. Основное сопротивление оказывала сформированная христианами «Антибалака» (на санго - «анти-мачете»).
В 2013 году «Селека» распалась на несколько крупных и мелких группировок. В настоящий момент около 75% территории ЦАР контролируется группами «Антибалака» и бывшими функционерами «Селека».
Пик гражданской войны в ЦАР пришелся на 2004-2007 годы. Именно тогда был образован альянс «Селека» (в переводе с санго - «союз», «коалиция»). Его сторонники — преимущественно, мусульмане. Лидером группировки был Мишель Джотодия. Под его командованием «Селека» в 2013 году штурмом взяла столицу - город Банги. Основное сопротивление оказывала сформированная христианами «Антибалака» (на санго - «анти-мачете»). В 2013 году «Селека» распалась на несколько крупных и мелких группировок. В настоящий момент около 75% территории ЦАР контролируется группами «Антибалака» и бывшими функционерами «Селека».
Что удалось установить
Август 2018 года
- Они не хотят с нами разговаривать.

- Ты скажи им, что у нас аккредитация, вот она. Мы тут с разрешения правительства. С нами жандармы.
Жандарм Майк на санго подтверждает легальность нашей группы. Дальнейший разговор идет на русском-французском-санго. Дамара - довольно крупный населенный пункт в 70 километрах от столицы.
С десяток мужчин ежедневно сидят на обочине федеральной трассы, которая разделяет надвое их деревню. Вместо скамейки у них металлическая балка, но это все равно завалинка, посиделки на которой - единственное развлечение. Проезжающая мимо машина – это событие. Машина, которая остановилась, – приключение.
С десяток мужчин ежедневно сидят на обочине федеральной трассы, которая разделяет надвое их деревню. Вместо скамейки у них металлическая балка, но это все равно завалинка, посиделки на которой - единственное развлечение. Проезжающая мимо машина – это событие. Машина, которая остановилась, – приключение.
Русские приехали около 15.00. Жители отказались с ними разговаривать. Тогда тот, что помоложе, забрался в кузов пикапа и начал снимать деревню сверху, а крупный мужчина с бородой остановился перед капотом и что-то наговаривал, держа камеру перед собой. В Дамаре журналисты провели полчаса.

- В какой день это было?

- 29-го числа?

- 29-го? А какой это день недели?

- Пятница или суббота.

- Вообще-то 29 июля было в воскресенье…
Через несколько дней мы вернулись в Дамару и на том же месте нашли одного из наших собеседников. Жан-Пьер Мнгерваяр узнал на фотографии Радченко (снимал с кузова) и Джемаля (стоял перед машиной).

- Так в какой день это все-таки было?

- Он говорит, что все забыл. А еще он просит, чтобы мы дали ему поесть.


Последнее можно было не переводить, Жан-Пьер сумел донести свою мысль, задрав футболку и поглаживая живот.
Resume. В Дамаре журналисты были в 15.00 30 июля. Время – со слов местных жителей; дата подтверждается записью в журнале post de Peage. Водитель Бьенвеню утверждает, что именно здесь русские изменили маршрут и сказали ехать в Декоа. Интернета в Дамаре нет. Деревенские не запомнили, чтобы белые говорили по телефону, но это единственный способ связи, который они могли использовать. Говорили ли они по мобильному и с кем – ответ на этот вопрос содержится в биллингах. О том, как у нас не получилось достать эти данные, расскажем чуть позже.
Что удалось установить
Герре Сафоя из Сибута — единственный из всех сотрудников post de Peage, кто помнит время проезда серебристо-синего Mitsubishi.

В город автомобиль въехал примерно в 18.00, Сафоя говорит, что обратил внимание на транзитные номера, а не на белых людей в салоне, так как «обычно белые проезжают на военных машинах и без остановки».
Сибут — центр одной из 16 республиканских провинций. Это сельскохозяйственный регион и важный транспортный узел, через город проходит трасса в Камерун. Здесь заканчивается асфальтированная дорога, далее — гравийка. Отсюда можно попасть в Каго-Бандоро на севере и в Бамбари на востоке. Эти города, в отличие от Сибута, не подконтрольны правительственным войскам.
Сибут — центр одной из 16 республиканских провинций. Это сельскохозяйственный регион и важный транспортный узел, через город проходит трасса в Камерун. Здесь заканчивается асфальтированная дорога, далее — гравийка. Отсюда можно попасть в Каго-Бандоро на севере и в Бамбари на востоке. Эти города, в отличие от Сибута, не подконтрольны правительственным войскам.
На ситуативной карте дороги за Сибутом окрашены в оранжевый цвет, который означает потенциальный риск. В городе находится стационарная база FACA (республиканской армии). Здесь также присутствуют русские инструкторы, которые на местах продолжают обучение центральноафриканских военных.
На выезде из Сибута двойные кордоны. Первый пост принадлежит жандармерии, через пару километров от него находится военный. Так получилось, что начальник смены жандармов был в тот момент в душе, и рядовой боец просто поднял перед Mitsubishi палку, имитирующую шлагбаум. На часах было 20.00. Это рассказали нам на посту жандармерии. Вот так он выглядит в шесть часов вечера.
Что удалось установить
Август 2018 года
Сибут
- Это тот самый боец, который стоял на посту FACA вечером 30 июля. Но он не хочет с нами говорить, пока мы ему не заплатим.

- Сколько?

- 200 тысяч франков.
Хихикнули даже сопровождавшие нас жандармы.

- Скажи ему, что это очень много (больше 350 долларов. - Прим. ред.). Мы готовы заплатить 100 долларов.

- Он говорит: «Или 200 тысяч, или ничего».

- Скажи ему, что мы здесь с ведома и разрешения правительства, с нами жандармы.

- Он говорит, что не подчиняется жандармерии. Пошли. Видишь, он за автомат хватается.

Мы в Сибуте уже четвертый раз. А будет еще пятый и шестой. Третий день мы пытаемся найти журнал учета машин, который ведет FACA, - в надежде, что армейские и транзитные номера записывают, и время фиксируют. Блокпост в Сибуте снимать запретили, объяснив, что этому их научили русские.
Предполагалось, что, поговорив с бойцом и заглянув в журнал, мы поедем на место убийства, а это, напомним, дорога потенциального риска, поэтому за нашими трехдневными мытарствами наблюдали армейцы из усиления. Сопровождали нас 8-10 центральноафриканских солдат и несколько русских.

В один из дней и вовсе приехал грузовик, а в нем пять человек и все – гражданские специалисты. «Действительно, и чего стесняться? Все свои», - посмеялись мы поначалу, но потом узнали, что вывод ошибочный. Как оказалось, в тот день мы приехали в Сибут во время обеда и солдаты FACA отказались прерываться из-за каких-то журналистов, тогда русские взяли машину и поехали сами. В контакт с нами гражданские специалисты не вступали, их лица всегда были закрыты, а, увидев направленную камеру, отворачивались.
К вечеру третьего дня мы так и не смогли разговорить бойца, пропустившего машину с Джемалем, Расторгуевым и Радченко. Деньги он уже не брал, его руководство утверждало, что не может повлиять на подчиненного. Журнал учета продемонстрировать не отказывались, но никак не могли вспомнить, где он: отправляли нас то на блокпост, то на базу, то вообще в Генштаб в Банги. Военные были упорны в своей путанице. Мы были упрямы, давая понять, что не уедем, пока не увидим журнал.
Седьмой час, по ощущениям – глубокая ночь, мы стоим у ворот базы FACA, хотя нам уже давно нужно возвращаться в столицу. Очередные переговоры. Старший базы, Максим (центральноафриканец) говорит, что журнал все-таки на блокпосту, откуда мы только что приехали. В темноте выросла цепочка из семи русских. Один из них подходит и с помощью нашего переводчика обращается к Максиму:

- Нам поручено оказать содействие этим журналистам. Они не будут фотографировать, они просто его посмотрят. Где находится этот журнал? Физически.

Через полчаса мы изучали тетрадь в клеточку. Надежды оправдались частично: в журнале фиксируется дата, время, марка, номер автомобиля и даже фамилия водителя, пункты отправления и назначения. Записи о нужной нам машине нет.
- Как так получилось, что в журнале нет записи об этой машине, хотя мы точно знаем, что она проехала блокпост?

- Он говорит, что не все солдаты умеют писать, кроме того, из-за сотрудничества России и ЦАР могут и просто так пропустить.
Resume. В Сибут журналисты приехали в 18.00. Через пост жандармерии на выезд они проехали в 20.00. Торговцы на центральном рынке рассказали нам, что не помнят троих белых мужчин на пикапе. Сотовая связь в городе есть, интернета нет. Место убийства находится в 23 километрах от Сибута. Дорога за городом неасфальтированная. В тот вечер шел дождь. Мы замеряли – ехать 20 минут. Ночью, в дождь, по размытой гравийке – дольше минут на 10-15.
Что рассказал староста деревни Кпаку, которая находится в 2 километрах от места убийства
Авоита Лангизамо Тундужуль Эми уже был в постели и слушал радио, когда в дверь его постучали. Взглянул на часы — 20.45. На пороге хижины стоял соседский мальчик. Он привел с собой очень напуганного мужчину, который сказал, что его зовут Бьенвеню. Гость вбежал внутрь и стал искать, где спрятаться. На вопрос «Что случилось?» ответил, что очень хочет попасть домой.
Авоита Лангизамо Тундужуль Эми уже был в постели и слушал радио, когда в дверь его постучали. Взглянул на часы — 20.45. На пороге хижины стоял соседский мальчик. Он привел с собой очень напуганного мужчину, который сказал, что его зовут Бьенвеню. Гость вбежал внутрь и стал искать, где спрятаться. На вопрос «Что случилось?» ответил, что очень хочет попасть домой. Мужчина пожаловался, что у него кружится голова и попросил дать ему время, чтобы прийти в себя. После рассказал, что приехал из Банги на своей машине, в которой он вёз троих русских журналистов. В Сибуте их предупреждали, что ночью ездить не безопасно, но журналисты велели Бьенвеню ехать дальше, так как хотели утром вернуться из Декоа в Сибут и продолжить путь в Бамбари. На просёлке между Сибутом и Декоа их остановили неизвестные в бу-бу (тюрбаны). Водитель хотел проехать, не останавливаясь, но русские сказали остановиться. К ним вышли трое мусульман и потребовали, чтобы журналисты и шофёр вышли из машины. Еще несколько человек прятались в траве, но сколько их было, Бьевеню не знает. Неизвестные вырвали из машины видеорегистратор, попытались отобрать у журналистов аппаратуру, началась борьба. Всё это время двери машины оставались открытыми, машина была заведённой. Один из стоявших поодаль мусульман направился к Бьенвеню. Водитель запрыгнул в автомобиль и поехал, он услышал стрельбу по машине, затем ещё выстрелы.
Мужчина пожаловался, что у него кружится голова и попросил дать ему время, чтобы прийти в себя. После рассказал, что приехал из Банги на своей машине, в которой он вёз троих русских журналистов. В Сибуте их предупреждали, что ночью ездить не безопасно, но журналисты велели Бьенвеню ехать дальше, так как хотели утром вернуться из Декоа в Сибут и продолжить путь в Бамбари. На просёлке между Сибутом и Декоа их остановили неизвестные в бу-бу (тюрбаны). Водитель хотел проехать, не останавливаясь, но русские сказали остановиться. К ним вышли трое мусульман и потребовали, чтобы журналисты и шофёр вышли из машины. Еще несколько человек прятались в траве, но сколько их было, Бьевеню не знает. Неизвестные вырвали из машины видеорегистратор, попытались отобрать у журналистов аппаратуру, началась борьба. Всё это время двери машины оставались открытыми, машина была заведённой. Один из стоявших поодаль мусульман направился к Бьенвеню. Водитель запрыгнул в автомобиль и поехал, он услышал стрельбу по машине, затем ещё выстрелы.
Если верить показаниям Бьенвеню Нвудокама, как их передают российские дипломатические органы, незнакомцы в тюрбанах говорили не по-французски и не на санго, но при этом русские понимали их. Официальной властью было заявлено, что убийцы говорили на арабском, а так как жители ЦАР им не владеют, значит, это были пришельцы из соседней мусульманской республики Чад. Орхан Джемаль и Кирилл Радченко действительно имели представление о базовой арабской лексике. Большая часть опрошенных нами жителей Банги, арабоязычные сотрудники миссии ООН, а также субпрефект города Декоа утверждают, что мусульмане Центральноафриканской республики, как правило, хорошо знакомы с языком Пророка.
Уроженцы ЦАР, члены бывшей «Селеки» во время суда в Банги. На вопрос корреспондента они отвечают на арабском
В 21.30 мимо деревни Кпаку проезжала машина благотворительной организации «План». Автомобиль направлялся из Сибута в Декоа, но пассажиры в условиях темноты, помноженной на дождь, не заметили ничего подозрительного. Сотрудники миссии сфотографировали Бьевеню и обещали сообщить о произошедшем на пост Минуски в Декоа. Затем Эми собрал всех мужчин, и с мотыгами и мачете они ушли в ночь — охранять деревню. Старики, женщины и дети схоронились в джунглях. Остался только Бьенвеню, который заявил, что никуда не пойдет, и до утра прятался в доме старосты.
Август 2018 года
Деревня Кена, в двух километрах до места убийства. Местные жители не видели ничего подозрительного в ту ночь, а последнее происшествие в округе было, по их словам, в 2013 году.
Август 2018 года
Деревня Кена, в двух километрах до места убийства. Местные жители не видели ничего подозрительного в ту ночь, а последнее происшествие в округе было, по их словам, в 2013 году.
- Значит, поздним вечером здесь спокойно можно проехать?
- Он говорит, что можно.
- А это мы сейчас с кем разговариваем?
- Он говорит, что лидер местного отряда самообороны.
- И от кого они тогда обороняются, раз все спокойно?
- Он не хочет отвечать на этот вопрос.
- Значит, поздним вечером здесь спокойно можно проехать?

- Он говорит, что можно.

- А это мы сейчас с кем разговариваем?

- Он говорит, что лидер местного отряда самообороны.

- И от кого они тогда обороняются, раз все спокойно?

- Он не хочет отвечать на этот вопрос.
Позднее сопровождающий нас жандарм Николя ответил на вопрос о безопасности ночных поездок центральноафриканской поговоркой: «У ночи нет глаз». Большего разъяснения мы добиться не смогли.
Что известно из переписки
31 июля 2018 года
07.19 Коняхин: «Привет, вы доехали?»


* указано местное время
Что удалось установить
В девять утра за Бьенвеню приехали. Несколько машин Минуски, грузовик с FACA и русскими. Описывая последних, мэр кивнул на стоявших неподалеку гражданских специалистов из нашего сопровождения. Он говорит, что в то утро впервые увидел русских военных. Бьенвеню уехал на своей машине, так как больше за руль посадить было некого.
Август 2018 года
Гостиница
Ledger Plaza
Перед нами Сен-Реджис Зоумери, редактор центральноафриканского издания Palmares Centrafrique. Его привел другой журналист, которого мы случайно встретили у гостиницы National, когда пытались найти очевидцев задержания группы Джемаля. Сен-Реджис Зоумери к тому времени уже успел стать героем российской прессы после публикации фейкового интервью с водителем убитых, где говорится о том, что у Джемаля, Расторгуева и Радченко были пистолеты, а сам водитель прятался в кустах во время убийства. Нам Зоумери тоже предлагает запись разговора с Бьенвеню Нвудокама, но говорит, что оно настоящее и не содержит нелепость об оружии. Он даже готов устроить нам личную встречу с водителем. За 300 тысяч франков (почти 550 долларов).
- Клим, переведи ему, пожалуйста, что мы готовы заплатить, но по следующей схеме: мы отдаем ему наши телефоны, чтобы он понимал, что мы не пишем, он включает нам фрагмент интервью, который касается периода до убийства, мы убеждаемся в том, что интервью настоящее, и даем ему 200 тысяч, на эти деньги он подкупает жандармов и приводит нас к Бьенвеню, после разговора мы платим ему еще 200 тысяч. Скажи, что наше сотрудничество возможно только на таких условиях.
- Клим, переведи ему, пожалуйста, что мы готовы заплатить, но по следующей схеме: мы отдаем ему наши телефоны, чтобы он понимал, что мы не пишем, он включает нам фрагмент интервью, который касается периода до убийства, мы убеждаемся в том, что интервью настоящее, и даем ему 200 тысяч, на эти деньги он подкупает жандармов и приводит нас к Бьенвеню, после разговора мы платим ему еще 200 тысяч. Скажи, что наше сотрудничество возможно только на таких условиях.
Сен-Реджис Зоумери ушел думать над встречным предложением и через час написал смс, что такие условия ему не подходят.

Сейчас Бьенвеню Нвудокама находится в следственном изоляторе, хоть и проходит по делу свидетелем. Коммандант отдела поисков и расследований Национальной жандармерии ЦАР Кевин Обада заявил нашей группе, что ни с кем, кроме представителей официального следствия, Бьевеню не разговаривал. Это не совсем так. Как минимум один раз водитель встречался с советником президента Валерием Захаровым и вторым секретарем российского посольства в ЦАР Виктором Токмаковым. Нашей группе в общении с Бьевеню Нвудокама было отказано.
- Господин Обада, нам очень нужно поговорить с водителем, у нас есть ряд вопросов, которые могли бы помочь следствию. Можем ли мы написать их, чтобы вы передали Бьенвеню?

- Если у вас есть вопросы, которые могли бы помочь следствию, конечно, напишите, я обязательно задам их ему.

- А ответы мы получим?

- Нет.

- Господин Обада, нам очень нужно поговорить с водителем, у нас есть ряд вопросов, которые могли бы помочь следствию. Можем ли мы написать их, чтобы вы передали Бьенвеню?

- Если у вас есть вопросы, которые могли бы помочь следствию, конечно, напишите, я обязательно задам их ему.

- А ответы мы получим?

- Нет.

27 августа в Банги прибыла следственная группа из России. СКР расследует смерть журналистов по статье «Умышленное убийство». Из предварительного релиза ведомства известно, что следователи поговорили с водителем и изучили собранные местными доказательства. Подробности не раскрываются.
Resume. Из Сибута группа выехала в 20.00. До места убийства полчаса езды. В 20.45 Бьевеню уже был в деревне Кпаку. Получается, что с момента остановки машины и до первого выстрела прошло около 10 минут. Показания водителя существуют только в пересказе. Со слов Авоита Лангизамо Тундужуль Эми известно, что из Декоа журналисты собирались вернуться утром и продолжить путь в запланированную точку следования – Бамбари. Есть странность с ранением Бьевеню. Мэр деревни Кпаку говорит, что это была царапина, которая не требовала перевязки. При этом царапина на левом боку. Если основываться на словах водителя, левой стороной к стрелявшим он никак не мог быть повернут, да и следы от пуль есть только в заднем стекле и по правому борту машины.
Что удалось установить
Если не применять формальную логику, то можно предположить, каким образом рана оказалась слева. Для этого нужно вспомнить обстоятельства: ночь, тропический ливень, паническое бегство по разбитой слякотью дороге, беспорядочная пальба вслед. Криминалисты приведут десятки примеров, когда неизбежная пуля либо меняла траекторию, либо шла мимо цели, или наоборот.
Resume. В первые два дня Джемаль, Расторгуев и Радченко не имели возможности увидеть что-то такое, что могло бы стать причиной их убийства. Есть ряд вопросов, которые касаются 30 июля.

  1. Почему они выехали из Банги в полдень, зная, что впереди долгая и трудная дорога?

  2. Почему они оказались в Дамаре только в 15 часов, если от Банги ехать не больше часа?

  3. Разговаривали ли они по телефону и с кем, будучи в Дамаре? Что заставило их изменить маршрут?

  4. Что они делали два часа в Сибуте? Разговаривали ли с кем-то из местных или по телефону?


И главный вопрос: кто такой Мартин и какая у него роль во всей этой истории?
Ответ на часть этих вопросов можно получить из биллингов. Ни в одной цивилизованной стране у журналистов нет шанса легально получить такие данные. Делая скидку на Африку, мы попытались. Следуя принципу «только факты», излагаем хронологию:
16 августа
16.00 Мы обращаемся к руководству компании Telecel, получаем вежливый отказ и номер телефона сотрудника Минюста, который познакомит нас с прокурором, чья санкция необходима для доступа к биллингу.


17.00 Мы звоним и договариваемся с сотрудником Минюста о встрече следующим утром. С прокурором мы не разговаривали.

19.00 Кириллу Романовскому звонит Валерий Захаров (через два часа) и сообщает, что генеральный прокурор уже в курсе наших намерений и очень ими недоволен.
17 августа
10.00 Приезжаем к Дому юстиции, наш новый знакомый, сотрудник Минюста, ведет в соседнее здание к прокурору. На проходной нас останавливает охрана и говорит, что дальше нельзя, потому что там уже есть русские. Мы ждем на улице.


10.30 Из здания выходит Валерий Захаров и его переводчик. Мы здороваемся. Захаров уезжает. Наш проводник ведет нас к помощнику прокурора, тот обещает помочь, записывает номера телефонов, просит купить две флешки и говорит прийти за биллингами в понедельник.
20 августа
14.00 Помощник прокурора говорит, что с нами хочет встретиться генеральный прокурор, он же передаст нам данные биллинга.

16.00 Генеральный прокурор Тамбо Дидиер Эрик сообщает, что мы не имеем права вести расследование с той же силой, что официальная власть. Мы видим у него в кабинете наши не распакованные флешки, но прокурор отказывается их отдать.
24 августа
15.00 Мы снова в кабинете сотрудника юстиции. По его словам, утром 17 августа жандарм рассказал ему, что делали русские в том здании, куда нас не пустили: они звонили прокурору, который был в своем загородном доме. Мы спрашиваем сотрудника Минюста, говорил ли он 16 августа прокурору о биллингах, то есть до встречи с нами 17 августа. Сотрудник Минюста отвечает отрицательно.
30 августа
20.00 Мы делимся своими сомнениями с Валерием Захаровым. Он подтверждает, что в тот день прокурора Тамбо не было в городе, и он ему звонил. Но предметом разговора, утверждает он, были более важные дела, чем журналистский интерес к биллингам.
Resume. Сотрудник Минюста, имя котором мы не называем по его просьбе, - единственный, кто прямо связал гибель журналистов с присутствием России в ЦАР. В разговоре он упоминал ЧВК Вагнера, но не добавил ничего нового к тому, что уже было опубликовано в мировой прессе. «За неделю, которую вы еще здесь, мы многое можем успеть», - сказал наш собеседник. Предполагалось, что будет организована встреча с вышестоящим прокурором, к процессу вызволения водителя из изоляции он подключит правозащитные организации, а также попытается найти родственников Бьевеню Нвудокама. За последующие семь дней ничего из обещанного сделано не было. Валерий Захаров же оказывал нам содействие во встрече со следователем, договаривался с FACA, чтобы могли передвигаться за пределами столицы, организовал поездку в труднодоступный город Бамбари.
Дворец юстиции
Кто такой Мартин
В июле 2018 года сотрудники Центра управления расследований спросили у известного своими репортажами из Сирии Кирилла Романовского, нет ли у него человека, «который знает что-либо об Африке». Военкор дал номер телефона своего шапочного знакомого по имени Мартин. Главный редактор ЦУРа Андрей Коняхин через несколько дней после этого писал, что никак не может «достучаться до адресата» посредством WhatsApp, но 10 июля Коняхин позвонил Кириллу и сказал, что контакт удалось наладить. После убийства между Коняхиным и Романовским состоялась переписка, в которой пока еще не уволенный Ходорковским главред объясняет, почему редакция ЦУРа не предпринимала попыток проверить надежность Мартина.
Что знает о Мартине Кирилл Романовский
С Мартином Романовский познакомился в 2006-2007-м, когда жил в Берлине. Из-за акцента и беглого упоминания о корнях Романовский решил, что Мартин родом из Нидерландов. Знакомство произошло в баре, мужчины разговорились из-за нашивок Красного креста и ООН на жилете «голландца». Еще одним собеседником был африканец по имени Абу. Все трое говорили о медицине и первой помощи, новые знакомые Кирилла рассказывали о своей работе в Африке и Азии. Наряду с Конго, Чадом и Джибути, звучало название Центральноафриканской республики. Мартин упоминал о своих связях с ООН, но говорил, что не является их сотрудником, а работает в структурах Красного Креста и других гуманитарных и медицинских организаций.
С Мартином Кирилл виделся еще дважды: в 2008 и в 2013 годах. После этого Романовский потерял телефон Мартина и до 2018 года о «нидерландце» ничего не слышал. В середине июня Кирилл случайно встретил в Берлине Абу, тот сказал, что Мартин в Африке, но где точно, не знает. Кирилл оставил Абу свой номер для передачи Мартину.

В первых числах июля Мартин написал Кириллу в WhatsApp. Содержательной переписки не получилось, некоторые сообщения оставались непрочитанными более суток. После встречи с ЦУР Кирилл написал Мартину, что с ним хотели бы проконсультироваться о поездке в Африку. Последнее прочитанное сообщение от Кирилла датируется 10 июля.

Бамбари — город регионального значения, находится в 350 километрах к северо-востоку от Банги. Здесь нет FACA, он контролируется силами Минуски и жандармерии. Бамбари интересовал погибших журналистов потому, что рядом находится рудник Ндассима.
Бамбари — город регионального значения, находится в 350 километрах к северо-востоку от Банги. Здесь нет FACA, он контролируется силами Минуски и жандармерии. Бамбари интересовал погибших журналистов потому, что рядом находится рудник Ндассима.
В 2014 году «Коммерсант» опубликовал фоторепортаж, как местное население вручную добывает здесь золото в интересах группировки «Селека».
Скриншот с сайта «Коммерсант», фото Reuters
Скриншот с сайта «Коммерсант», фото Reuters
Скриншот с сайта «Коммерсант», фото Reuters
Скриншот с сайта «Коммерсант», фото Reuters
Август 2018 года
- Валерий, нам очень нужно в Бамбари. Очень.

- Зачем? Что вы хотите там найти?

- Не знаю. Будем бегать по городу и кричать: «Мартин, ау». Валерий, они ехали туда и не доехали, значит, нам тоже туда надо.
Мы выбивали поездку в Бамбари три недели. Валерий Захаров не хотел нас отпускать, так как не мог гарантировать стопроцентную безопасность — автомобильная дорога разбита, а в окрестностях можно наткнуться на людей с оружием. После долгих уговоров в Бамбари мы полетели на Cessna-182T. На том самом самолете, чьи фотографии подавались в прессе как алмазоносный борт золотодобывающей компании Lobaye Invest, которую связывают с бизнесменом Евгением Пригожным.
Подробнее о деятельности в ЦАР Lobaye Invest читайте в ближайших материалах «Фонтанки».
Как рассказал коммандант жандармерии Бамбари Жан-Мишель Уанде, географически город поделен на две части: на одном берегу реки живут христиане, на другом — мусульмане. Последнее время здесь относительно спокойно, а еще пару месяцев назад наблюдались столкновения. В июне мусульмане напали на колонну FACA, которая шла транзитом. Были убитые и раненые. Неподалеку от Бамбари действительно есть золотые прииски, но они под контролем «Селеки». Жан-Мишель так и говорит - «Селека», безо всякой приставки «экс».
Золотой рудник Ндассима, вид сверху август 2018 года
Золотой рудник Ндассима, вид сверху август 2018 года
По словам шефа жандармерии, белых людей в частном порядке в Бамбари не было никогда. Только в составе гуманитарных миссий. Европеец, который прибыл бы сюда самостоятельно, сразу попал бы в поле зрения властей. Эти слова подтверждает и мэр города Матчипата Абель.
Матчипата Абель - мэр города Бамбари
Жан-Мишель Уанде - коммандант жандармерии Бамбари
Ранее официальный представитель Минуски Владимир Монтейро заявлял, что в их структурах нет сотрудника по имени Мартин. Мы обратились с официальным запросом к Ocha, которая курирует все гуманитарные миссии в ЦАР, но ответа пока нет.
- Они говорят, что прямо сейчас мы можем пройти с ними на мусульманскую сторону и спросить про Мартина.

- Передай им, пожалуйста, благодарность за приглашение, но мы, пожалуй, воздержимся.
- Они говорят, что прямо сейчас мы можем пройти с ними на мусульманскую сторону и спросить про Мартина.

- Передай им, пожалуйста, благодарность за приглашение, но мы, пожалуй, воздержимся.
Мусульман мы увидели рядом с мэрией Бамбари, когда те получали гуманитарную помощь. Они сообщили, что в их части города нет и никогда не было не только Мартинов, но и вообще белых людей.

На обратном пути в аэропорт шеф жандармерии Жан-Мишель Уанде рассказал поучительную историю: четыре года назад в Бамбари приезжал австрийский журналист, чтобы сделать объективный материал с позицией двух сторон. Журналист принял приглашение пройти на территорию мусульман, а через четыре дня его с боем вынимал из плена пакистанский контингент Минуски.
Мусульман мы увидели рядом с мэрией Бамбари, когда те получали гуманитарную помощь. Они сообщили, что в их части города нет и никогда не было не только Мартинов, но и вообще белых людей.

На обратном пути в аэропорт шеф жандармерии Жан-Мишель Уанде рассказал поучительную историю: четыре года назад в Бамбари приезжал австрийский журналист, чтобы сделать объективный материал с позицией двух сторон. Журналист принял приглашение пройти на территорию мусульман, а через четыре дня его с боем вынимал из плена пакистанский контингент Минуски.
Resume. Гостиниц в Бамбари нет. Даже уровня National. Мы видели только кирпичные или соломенные хижины, но говорят, что существуют постоялые дворы. В городе есть связь и даже временами проскакивает интернет. Белый человек не сможет остаться здесь незамеченным. Частного лица по имени Мартин здесь не видели — если верить словам мэра, шефа жандармерии и случайно встреченных мусульман.
Мы постарались максимально подробно рассказать о том, что увидели. Безусловно, мы видели больше. Но не бывает жанра - «про все». Если по гамбургскому счету, у нашего детектива открытый финал. Мы целенаправленно задавили в себе диванного аналитика, чтобы у вас была возможность сделать выводы самостоятельно.

PS. В самом начале мы говорили про украденный в гостинице зонтик. Мы три недели пребывали в уверенности, что его стащила горничная. А потом зонтик нашелся. Просто во время перемещения из номера в номер его забыли в сейфе.
Фото и видео: Денис Тарасов, Юлия Никитина, Кирилл Романовский, также использованы материалы из открытых источников
Монтаж: Денис Тарасов, Кирилл Григошин, Олег Мясоедов
Инфографика: Кирилл Григошин
Верстка/дизайн: Светлана Григошина