Спираль 1917: Призрак военной диктатуры
«Фонтанка» продолжает проект «Спираль семнадцатого года».
Весь 2017-й мы будем рассказывать вам об основных вехах того, что случилось в Петербурге 100 лет назад.

***

Август 1917-го. Военный переворот в Петербурге готов к осуществлению. Лавр Корнилов, который примеривает роль русского диктатора, выбился в высокие должности и чины из низов, происхождение имея самое рабоче-крестьянское.

***
Читайте также:
Вновь настало время вернуться ровно на одно столетие назад, в летний Петроград 1917 года, и взглянуть на события, которые могли повернуть ход истории России в кардинально ином направлении.

На сей раз точкой высадки мы выберем Знаменскую площадь, что перед Николаевским (ныне Московским) вокзалом. Выглядит она совершенно иначе, чем в начале XXI века, хотя и узнаваемых архитектурных очертаний предостаточно. Надобно сказать, что до строительства вокзала, завершенного в 1851 году, этот район был самой окраиной Петербурга.
В XVIII веке Суворовский проспект представлял собой лесную просеку, а там где ныне находится гостиница «Октябрьская» располагался «слоновый двор», предназначение которого очевидно из названия.
Царских слонов переселили с набережной Фонтанки сюда, на выселки, еще при Елизавете Петровне после нескольких неприятных инцидентов – «слоны, осердясь между собою о самках начали буйствовать», несколько гигантов сбежали и устроили в Петербурге немалый переполох, а самый смелый перебрался по наплавному мосту аж на Васильевский остров «изломал здание Двенадцати коллегий и чухонскую деревню».

Слонов убрали из центра города от греха подальше, построили для них обширные сараи, отчего будущая Знаменская площадь долгое время носила название Слоновой, а начало Суворовского проспекта, куда экзотических зверей водили гулять и купать в бассейне находившемся на месте больницы им. Раухфуса, именовалось сперва Слоновьей просекой, а затем Слоновьей улицей.

Николай II кормит слона. Царское село.
wikipedia.org
Все изменилось с поступью цивилизации. Строительство железной дороги между Москвой и Петербургом потребовало возведения вокзала, а напротив, через площадь, выстроили гостиницу для прибывающих – поначалу она имела четыре этажа, затем были надстроены еще два, название же неоднократно менялось: «Знаменская», «Северная», «Большая Северная» и, наконец, «Октябрьская».
Слева от гостиницы, там где сейчас павильон станции метро «Площадь Восстания» находилась Знаменская церковь.

Она была построена в 1804 году, а через площадь проходил Лиговский канал, когда-то питавший водой тот самый слоновий бассейн, из которого вдобавок выходили трубы, доставлявшие воду к фонтанам Летнего сада.

Канал и бассейн окончательно засыпали в 1892 году, по руслу бывшего канала была проведена Лиговская улица, позднее ставшая проспектом.

Знаменская площадь. Фото П. С. Радецкого, 1900-е гг.
wikipedia.org
В августе 1917 года главной достопримечательностью Знаменской площади является памятник императору Александру III, авторства скульптора П. Трубецкого – монумент, что и говорить, весьма странный и после открытия в 1909 году крайне неоднозначно принятый петербургской публикой.
Процитируем художника Бориса Кустодиева:
«...Видел вчера вечером памятник Александру III. Очень смешной и нелепый, лошадь совсем без хвоста, с раскрытым ртом, как будто страшно кричит, упирается и не хочет идти дальше, а он сам нелеп и неуклюж, особенно комичное впечатление сзади! Спина как женская грудь и лошадиный зад без хвоста. Кругом масса народа, очень меткие и иронические замечания делают».
wikipedia.org
wikipedia.org
wikipedia.org
Да-да, это тот самый «На площади комод, на комоде бегемот» - памятник чудом уцелел после революции и в 2017 году находится во внутреннем дворике Мраморного дворца. А сейчас, в августе 1917, бронзовый истукан мрачно взирает на события в Петрограде, похоронившие его империю...
памятник Александру III, наши дни
* * *
Так что же произошло в конце бурного революционного лета? Отчего петроградская публика расхватывает газеты у мальчишек-разносчиков, жадно вцепляясь взглядом в печатные строчки? И почему у всех на устах одна фамилия – Корнилов?! Кто он?

wikipedia.org
Генерального штаба генерал от инфантерии Корнилов Лавр Георгиевич.

Выбился в высокие должности и чины из низов, происхождение имея самое сиволапое – отцом его был хорунжий Сибирского казачьего войска, мать не то из калмыков, не то из казахов, это доселе точно не установлено.

Блестящая военная карьера, выдающиеся способности. Малая серебряная медаль по окончанию Академии Генштаба. Участие в Русско-японской и Первой мировой войнах, причем с совершенно «не генеральскими» приключениями – боевые ранения, австрийский плен и побег, в итоге – св. Георгий третьей степени, полученный из рук Николая II.
Февральскую революцию Корнилов принимает спокойно – без трепетного восторга, но и без отторжения. Назначен Временным правительством командующим Петроградским военным округом – это был разумный шаг, поскольку генерал был популярен в войсках. Участвует в аресте бывшей императрицы в ночь на 6 марта 1917 года. В мае возвращается на фронт, наводит относительный порядок во вверенной ему 8-й армии, успешно командует во время «Июньского наступления», в целом закончившегося катастрофой из-за массового дезертирства.
Генерал Корнилов перед войсками (1917)
Наконец, 19 июля 1917 года Лавр Корнилов получает назначение на пост Верховного Главнокомандующего, что фактически делает его вторым человеком в государстве после А. Ф. Керенского председателя правительства и военного министра.

Отлично осознавая, в каком состоянии находится армия после небезызвестных «Приказа номер 1» и «Декларации прав солдата», полностью разрушивших систему субординации и подчинения, генерал начинает принимать жесткие меры по восстановлению дисциплины – сразу после назначения на командование фронтом он выдвигает Временному правительству ультиматум о немедленном восстановлении смертной казни и военно-полевых судов и самочинно, без одобрения политической власти, начинает применять расстрелы к дезертирам.

«Временные», покряхтев, принимают постановление – смертную казнь возобновить, но только и исключительно «на время войны для военнослужащих за некоторые тягчайшие преступления»: ликвидация смертной казни считалась едва ли не важнейшим достижением Февральской революции.
Генерал Л. Г. Корнилов и Б. В. Савинков у Зимнего дворца
Небезызвестный Борис Савинков, эсер, террорист, фаворит Керенского и в текущий момент комиссар Юго-Западного фронта, доносит до правительства очередные требования нового Главнокомандующего, едва ли не перечеркивающие всю прежнюю политику социалистов: в оперативные планы и назначения на военные должности не вмешиваться, смертную казнь распространить «на те области тыла, где сосредотачиваются пополнения», и, главное, запретить комиссарам и солдатским комитетам любые попытки оспаривать боевые распоряжения офицерского состава.

Это уже выглядело прямым покушением на «достижения революции» - тем не менее Корнилов отлично понимал, что в условиях тяжелейшей войны и после июньских поражений без наведения порядка самыми жесткими методами не обойтись: Россия стояла если не на грани военного поражения, то буквально в одном шаге от края пропасти...

Мы помним о некоем подобии массового психоза, охватившего столичную либеральную публику после назначения А. Ф. Керенского в военное министерство – его воспринимали как «спасителя Отечества», «русского Бонапарта» и «рыцаря революции», однако к августу 1917 года истерия вокруг имени премьера начала стихать – «Главноуговаривающий» начинает терять популярность, особенно с учетом полного провала Июньского наступления и прочих весьма неудачных действий правительства, не способного вывести государство из системного кризиса. Начали ходить разговоры о необходимости «железной руки», и эти голоса становились все громче.

wikipedia.org
Подходящая кандидатура? Разумеется, Лавр Корнилов! Смелый, решительный, уверенный в себе! Герой войны! Не то, что эти столичные адвокатишки, занявшие министерские кресла!

А уж когда Корнилов публично заявил, что «за свои дела он будет отвечать только перед собственной совестью и русским народом», Керенский с соратниками начали осознавать – дело может завершиться бонапартистской диктатурой. У политической власти «временных» появился опасный конкурент, от которого следует немедленно избавиться.

Впрочем, сам Корнилов думал точно так же: необходимо убирать бессильное и некомпетентное правительство, да еще и идущее на поводу у Петросовета! 6 (19 нового стиля) августа Корнилов приказывает отвести с фронта части 3-го кавалерийского корпуса (две казачьих дивизии) и так называемую «Дикую» дивизию – они должны быть готовы к стремительному рейду на Москву и Петроград.
Более того, 3-й кавкорпус и Кавказская Туземная конная дивизия, в основном состоявшая из добровольцев-мусульман, должны были стать «Отдельной Петроградской армией» - своего рода спецназом в полном подчинении Главнокомандующего, желавшего как можно быстрее «зачистить» столицу от «разложенческого элемента». Игры в демократию следует отложить до мирного времени.

Возможно ли это было технически? Скорее да, чем нет – бесспорно, при взятии Петрограда пролились бы реки крови, против «Отдельной армии» непременно выступил бы анархистский Кронштадт и флот, но шансы у Корнилова и Крымова были, причем неплохие. Разогнать или изолировать правительство, подавить сопротивление революционного городского гарнизона и развесить в художественном беспорядке членов Петросовета на фонарях вдоль Шпалерной и Литейного было вполне осуществимой задачей. Другое дело – что предпринимать потом? И каковы будут последствия? Ожесточенная гражданская война? Раскол общества? Тираническая диктатура, опирающаяся на верные новой власти штыки? К счастью ли, к сожалению, мы этого никогда не узнаем.

Стоит однако напомнить, что гражданская война как таковая уже идет, и старт ей дан в феврале 1917 года – другое дело, какие формы она приняла бы при удаче выступления генерала Корнилова? И не столкнулись бы корниловцы как условные «белые» с объединенной коалицией всех левых сил, включая ультрарадикальных анархистов и большевиков, меньшевиков и эсеров? Это в отличие от дальнейшего развития революционной истории в форме «большевики против всех». Можно лишь догадываться.
* * *
Встреча Главнокомандующего с премьер-министром Керенским состоялась 10 (23 нового стиля) августа в Петрограде, где была представлена доработанная Борисом Савинковым программа, ориентированная на «наведение порядка». Александр Федорович, вновь поступил в стилистике «столичных адвокатишек» не сказав ни «да», ни «нет».

Озвученные положения принимаются лишь «в принципе», причем Керенский отлично понимал, что не взирая на снижение роли Петросовета в государственной политике после «Июльских дней» рабочие и солдатские комитеты программу, направленную на продолжение войны и тотальную милитаризацию России, не поддержат.

Это означало бы крах правительства, поскольку эсеро-меньшевистское большинство опиралось именно на Советы и не могло существовать без их поддержки. Лавр Корнилов, вернувшись в Ставку в Могилеве прямо заявил, что Керенский «водит его за нос» и сделал окончательные выводы о необходимости военного переворота.

Как раз в эти же дни, с 12 (25) по 15 (28) августа в Москве проходило Государственное совещание – еще одно изобретение Керенского, обожавшего подобного рода говорильни. Форум «всех организованных сил России», от политических партий до профсоюзов, земств, духовенства и вооруженных сил, призванный «сплотить народ вокруг Временного правительства».

В отличие от леворадикального Петрограда, в Москве доминировали правые силы, особенно партия кадетов (конституционных демократов) и октябристов, которые и решили воспользоваться случаем для легитимизации диктатуры.
Корнилова, прибывшего в Москву, встречали восторженно, как «надежду России», а бывший председатель распущенной после февраля Государственной Думы Михаил Родзянко отправляет генералу телеграмму, которая и намеком-то считаться не может, настолько все надежды изложены предельно прозрачно:

«...Совещание всякие покушения не подрыв вашего авторитета в армии в России считает преступным и присоединяет свой голос с голосу офицеров, георгиевских кавалеров и казаков. В грозный час тяжелого испытания вся мыслящая Россия смотрит на вас с надеждой и верою».

Керенский моментально почуял опасность и заявил с трибуны:«Какие бы и кто бы ультиматумы ни предъявлял, я сумею подчинить его воле верховной власти и мне, верховному главе ее», что выглядело неприкрытой угрозой Корнилову.

Как и ожидалось, «программа Корнилова» оглашенная на Совещании у эсерских и меньшевистских представителей армейских и флотских комитетов успеха не имела – то есть как, «война до победного конца»? Что значит «невмешательство комитетов в боевую работу»? Какие еще «дисциплина и единоначалие»? Это же натуральнейшая контрреволюция!

Говорильня говорильней, а за пределами зала заседаний «корниловцы» начали потихоньку действовать.
К Петрограду выдвигается из Финляндии корпус генерала Долгорукова, на Москву идет 7-й Сибирский казачий полк, который удалось остановить лишь после прямого вмешательства командующего Московским военным округом полковника А. Верховского.

Верховский происходил из плеяды «молодых да ранних» выдвиженцев Керенского, весной вступил в партию эсеров и всемерно поддерживал своего патрона.

«Политическую гибкость» Верховского можно оценить по тому, как он в 1918 году переметнулся к большевикам, трудился военспецом в штабе Троцкого, затем преподавал в военной Академии, а в 1938 году был вполне закономерно расстрелян за троцкизм и участие в военно-политическом заговоре.

Карачаевцы из "дикой дивизии" с генералом Корниловым.
wikipedia.org
21 августа (3 сентября нового стиля) германские войска берут Ригу – до Петрограда немцам оставалось около 500 километров. Упоминавшийся выше 3-й кавалерийский корпус в любую минуту был готов выдвинуться на столицу, причем обоснование этому выглядело довольно нелепо: «для подавления большевистского мятежа».

Большевики после «Июльских дней» были загнаны в глубокое подполье, Ленин и Зиновьев, до времени скрывавшиеся в легендарном шалаше в Разливе, ныне находились на конспиративной квартире в Гельсингфорсе, а политическая активность большевиков в городе была сведена разве что к подпольной агитации.

Падение Риги вынуждает Керенского одобрить план создания «Отдельной Петроградской армии» но и здесь премьер принял меры предосторожности, не желая «отдавать правительство в распоряжение Ставки Главнокомандующего» - создается еще одна структура, Петроградское военное губернаторство, подчиняющееся только и исключительно «Временным»...
Борис Савинков, к концу августа ставший заместителем военного министра, пытается примирить Керенского и Корнилова, и это ему почти удается – генерал соглашается на участие Керенского в «новом, сильном правительстве». Тем не менее планы Корнилова не меняются, что видно из приказа генералу Крымову от 25 августа (7 сентября) 1917.

«...В случае получения от меня или непосредственно на месте [известия] о начале выступления большевиков. Занять город, обезоружить части Петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать Советы».


Была подготовлена и почва для выступления. 27-29 августа в Петрограде ожидались демонстрации, посвященные полугодовому юбилею Февральской революции, агенты Корнилова в столице должны были спровоцировать беспорядки, объявить их «бунтом большевиков», а далее в действие вступила бы «Петроградская армия» под командованием Крымова.

Борис Савинков
wikipedia.org
Борис Савинков, сделавший ставку на Корнилова, в 3 часа ночи 27 августа (9 сентября) получает телеграмму, не требующую двойных толкований:
«...Управвоенмину. Корпус сосредоточивается в окрестностях Петрограда к вечеру 28 августа. Я прошу объявить Петроград на военном положении 29 августа. № 6394. Генерал Корнилов».
План путча был прост как три копейки: ввести войска и поставить Керенского и прочих «Временных» перед фактом: город взят в ответ на несуществующий «заговор большевиков» - да кто будет разбираться в сумятице, был мятеж на самом деле, или он является плодом фантазии Корнилова с соратниками?
Лавр Георгиевич подготавливает обращение к народу, текст которого мы считаем нужным привести полностью:
Воззвание генерала Корнилова. 28 августа 1917 г.

«Русские люди! Великая Родина наша умирает. Близок час ее кончины.
Вынужденный выступить открыто – я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большинства советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и одновременно с предстоящей высадкой вражеских сил на рижском побережье, убивает армию и потрясает страну внутри.
Тяжелое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне в эти грозные минуты призвать всех русских людей к спасению умирающей Родины. Все, у кого бьется в груди русское сердце, все, кто верит в Бога – в храмы, молите Господа Бога об явлении величайшего чуда спасения родимой земли.
Я, генерал Корнилов, - сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ – путем победы над врагом до Учредительного Собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни.
Передать же Россию в руки ее исконного врага – германского племени и сделать русский народ рабами немцев – я не в силах. И предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли.
Русский народ, в твоих руках жизнь твоей Родины».

Военный переворот был полностью готов к осуществлению, но в происходящее вмешались несколько совершенно непредвиденных факторов. Об этом мы расскажем в следующем, сентябрьском выпуске проекта «Спираль 1917 года».
***

До Октябрьской революции оставалось без малого два месяца.


***

автор: А. Мартьянов при участии С. Литвинова.
Другие лонгриды "Фонтанки"
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ
© © 2000-2016 Фонтанка.Ру