Июнь 1917 года: есть такая партия!
«Фонтанка» продолжает проект «Спираль семнадцатого года».
Весь 2017-й мы будем рассказывать вам об основных вехах того, что случилось в Петербурге 100 лет назад.

***

В июне 1917 года над страной начала восходить красная заря. Пока никто, даже сам Ленин, не подозревает о том, что прозвенел первый колокольчик, предвосхищающий новую эпоху – эпоху трагическую, противоречивую, творческую, порывистую. Но, не взирая на все издержки – великую.

***
Читайте также:
Вновь настало время использовать нашу машину времени и отправиться в июньские дни 1917 года – взглянуть, что же происходит в Петрограде первым послереволюционным летом.

На этот раз точкой высадки мы выберем угол Литейного проспекта и Шпалерной улицы. Давайте внимательно осмотримся.
Нечетная сторона Литейного за столетие практически не изменилась. Угловой с набережной дом за нумером 1 точно такой же, как и в 2017 году — красное здание офицерских казарм лейб-гвардии Конной артиллерии и 1-й Артиллерийской бригады.

Сразу за ним, через Шпалерную улицу, мы видим знакомую длинную постройку – это бывший Пушечный двор, в начале ХХ века ставший орудийно-гильзовым заводом «Новый Арсенал», рабочие которого сыграли свою роль в Февральской революции.

Перед фасадом стоят исчезнувшие к веку XXI позеленевшие от времени старинные пушки, выстроенные в ряд сообразно размеру, от «полковушек» на колесных лафетах до совсем крошечных мортирок допетровских времен, с гербами, рукоятями в виде дельфинов и надписями вязью.
Повернемся спиной к «Арсеналу» и взглянем на то место, где сейчас находится знаменитый «Большой дом» постройки 1932 года. Четная сторона проспекта за столетие преобразилась неузнаваемо.

Коллекция пушек перед заводом направлена на здание Окружного суда, построенное еще в XVIII веке знаменитым архитектором В. Баженовым в классическом стиле.

Еще четыре месяца назад Окружной суд выглядел настоящим дворцом, но сейчас перед нами закопченный остов – в революционные дни дом был захвачен солдатами и рабочими «Нового Арсенала».

Окружный суд. (с) Добужинский М.В. (из альбома «Петербург в 1921 году»)
Вот что писала по этому поводу петроградская пресса:
«...Здание судебных установлений на углу Литейного проспекта и Шпалерной улицы было подожжено около полудня 27 февраля. К 3 часам ночи 28 февраля все здание стояло уже в огне, пылая грандиозным костром. Пожар продолжался еще 2 марта, так как горели бумаги в подвалах. Здание суда и предварительной тюрьмы было подожжено уголовными, сидевшими в заключении и вырвавшимися на свободу при освобождении из тюрьмы политических арестованных. От здания судебных установлений остались лишь обгорелые стены».
Таким бывший Окружной суд и останется в течении следующих тринадцати лет, как наглядный символ народного бунта – развалины снесут лишь в 1930 году, начав строительство «Большого дома».
Большой дом
ЧИТАТЬ СПРАВКУ
Большой дом — неофициальное название административного здания в Санкт-Петербурге на Литейном проспекте, в котором находится управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

В 1931—1932 годах на месте сожжённого в 1917 г. здания Окружного суда (здание Старого Арсенала — В. И. Баженова) на Литейном проспекте (проспекте Володарского) № 4 в квартале между улицами Шпалерной (ул. Воинова) и Захарьевской (ул. Каляева), по инициативе С. М. Кирова было выстроено административное здание, предназначенное для ОГПУ-НКВД. Заложенное в 1931 году, оно было открыто 7 ноября 1932 года (проект архитекторов А. И. Гегелло, А. А. Оля, Н. А. Троцкого с участием Н. Е. Лансере, Ю. В. Щуко, А. Н. Душкина, военного инженера-фортификатора Е. А. Яковлева[1] и др.).

В комплекс зданий, принадлежавших ОГПУ-НКВД, входят также «Дом пропусков» на Литейном проспекте 6, построенный И. Ф. Безпаловым в 1930-е гг. на месте Сергиевской Всей Артиллерии церкви, и старое здание царской тюрьмы — Дом предварительного заключения (ДПЗ) — знаменитая «Шпалерка», расположенной на участке № 25 по Шпалерной улице. Её аббревиатура известна расшифровкой «Домой Пойти Забудь» и «Шпалерными тройками» — внесудебными органами из трёх человек, назначенными от НКВД, ВКП(б) и прокуратуры.

Согласно одной из легенд, «Большой дом» под землей имеет столько же этажей, сколько над ней. В фольклоре это легендарное обстоятельство превратилось в расхожий символ:
— Какой самый высокий дом в Ленинграде?
— Большой дом на Литейном. Из его подвалов виден Магадан.

Известно, что за все время блокады в дом на Литейном не попала ни одна бомба. По утверждению Н. А. Синдаловского, существовала легенда, что на верхнем этаже «Большого дома» якобы содержались пленные немецкие офицеры, и немецкие лётчики, зная об этом живом щите, устроенном чекистами, щадили здание.

В честь данного Большого дома все здания управления ФСБ России, в том числе и Лубянке в народе также называют «Большими домами».

(с) wikipedia.org

Сергиевский всей артиллерии собор
Взглянем направо, в сторону дома 6 по Литейному. В 2017 году мы можем наблюдать здание 30-х годов постройки, в котором находятся учреждения ГУВД, а столетие назад тут находился белый храм с колокольней, синим куполом в золотых звездочках и ионическим портиком.

Это Сергиевский всей артиллерии собор, построенный в 1798 году сперва для рабочих Литейного двора, а затем переданный в артиллерийское ведомство. Закрыли Сергиевский собор в 1932 году, имущество передали в собор Преображенский, затем здание частично разобрали и перестроили в конструктивистском стиле.
Перейдем Литейный проспект и направимся по Шпалерной улице в сторону Смольного института благородных девиц.

Дом предварительного заключения, небезызвестная «Шпалерка» (с) wikipedia.org
Справа — Дом предварительного заключения (небезызвестная «Шпалерка» – образцово-показательная современнейшая тюрьма, построенная в 1875 году), от пожара мало пострадал, но с февраля фактически пустует.

Кстати, при старом режиме здесь сиживали нынешние революционные деятели: Ленин, Мартов, Борис Савинков, «бабушка русской революции» Екатерина Брешко-Брешковская (сейчас одной из создательниц партии эсеров и ее Боевой организации 73 года, Екатерина Константиновна активно поддерживает Временное правительство, Керенского и ведет насыщенную политическую жизнь...).
Нас интересует Таврический дворец – резиденция Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Временное правительство недавно переехало отсюда во дворец Мариинский на Исаакиевскую площадь, но «Петросовет» остался в бывшем здании Государственной думы, не собиравшейся с февраля месяца. Таврический с самой Февральской революции остается центром притяжения рабочих и солдатских масс и сердцем бурной политической жизни столицы.

Ныне в Петрограде стихийно образовалось три своеобразных Гайд-парка, где не прекращаются бесчисленные митинги, сменяют друг друга ораторы, агитаторы распространяют листовки и газеты, а публика, не успевшая прийти в себя от неожиданно свалившейся «свободы», восторженно внимает пламенным речам. Первая площадка находится возле штаб-квартиры большевиков, к северу от особняка Кшесинской, вторая – напротив Мариинского дворца, и самая популярная – перед парадным входом в Таврический.
Вот и сейчас здесь собралась толпа с красными знаменами и лозунгами. Шумят, слышны крики «ура!». Кого-то встречают. Но кого же? Подъехал самый обыкновенный извозчик, из коляски вышел хорошо нам знакомый персонаж. Отметим, что за извозчиком следуют еще два открытых экипажа с суровыми вооруженными людьми – партийная охрана, боевой отряд большевиков.

Этого невысокого рыжеватого товарища с бородкой, в легком летнем пальто и котелке мы видели совсем недавно, в апреле, на Финляндском вокзале, где ему была устроена бурная встреча.
Апрель 1917: пломбированный вагон
Владимир Ульянов-Ленин, лидер РСДРП(б), партии, доселе не игравшей существенной роли в революционных событиях, но сейчас начинающей набирать популярность. Сопровождает его усатый человек со следами оспы на лице, Иосиф Джугашвили-Сталин, делегат открывшегося вчера, 3 (16 нового стиля) июня, I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов.

Как раз сегодня, 4 (17) июня товарищу Ульянову-Ленину должны, в соответствии с регламентом, предоставить время для выступления на съезде. Мы же попытаемся пробиться через толпу к залу заседаний и послушать, что он скажет – поскольку должно быть озвучено нечто чрезвычайно важное. Прозвучат слова, которые будут оказывать влияние на ход не только русской, но и мировой истории в течение следующего столетия...
* * *
Следует напомнить, что по состоянию на июнь 1917 года в России установилось двоевластие. Формально страной руководит Временное правительство во главе с премьер-министром Георгием Львовым, однако колоссальное влияние имеет и «Петросовет», сформированный явочным порядком в феврале.

В воззвании к жителям Петрограда и народу России говорилось:
«Петросовет ставит своей основной задачей организацию народных сил и борьбу за окончательное упрочение политической свободы и народного правления в России».
Нынешний политический состав – эсеры и меньшевики, обладающие абсолютным большинством, представителей ленинской партии в «Петросовете» исходно было всего сорок человек, однако к лету их число начало возрастать благодаря проводившимся перевыборам.

Именно «Петросовет» инициировал начавшийся I Всероссийский съезд – был поставлен вопрос о легитимизации самой системы Советов как таковых, и включении их в систему государственного управления. По примеру революционного Петрограда Советы начали стихийно образовываться в губерниях и уездах, на фронте был свой аналог – солдатские комитеты.
К апрелю 1917 по всей стране насчитывалось уже свыше шестисот Советов, причем, впервые в политической истории, выборы в них происходили не по территориальному или сословному, а по производственному принципу, что не позволяло представителям «нетрудовых классов» войти в их состав.

Любопытно, что изобретение советской власти вовсе не принадлежит Ленину и коммунистической партии. Наоборот, еще во времена революции 1905-06 годов, когда были образованы самые первые Советы (около шести десятков по всей империи), ультралевые большевики относились к этой идее со скепсисом.

Ленин тогда не считал Советы серьезными органами революционной власти из-за их малочисленности, беспомощности и политической раздробленности.

В.И. Ленин на I Всероссийском съезде Советов. Июнь 1917 г. (фрагмент картины). Художник А. Шибнев.
Полузабытый опыт Первой русской революции взяли на вооружение эсеры с меньшевиками, и в 1917 году именно они стали родоначальниками и основателями «власти Советов» как таковой. Большевикам не оставалось ничего делать, кроме как принять этот факт и начать бороться за большинство в новых Советах.

Ленин, обладавший невероятным политическим чутьем и огромным талантом тактика, сразу после возвращения из эмиграции в «запломбированном вагоне» моментально понял, какие невероятные перспективы могут открыться большевикам, если партия получит влияние на Советы, как формирующиеся органы параллельной Временному правительству власти. РСДРП(б) вплоть до июня 1917 года не играла существенной роли в революционных событиях, это была небольшая, пусть и крайне сплоченная дисциплинированная партия, которую другие левые полагали чересчур радикальной, а буржуазные партии и вовсе экстремистской, пораженческой и изменнической.

Ленин, подхватив идею демократии Советов, вводит в программу РСДРП(б) следующие пункты:
«...— не дать восстановить полиции;

не дать восстановить всевластия чиновников, на деле несменяемых и принадлежащих к классу помещиков или капиталистов;

не дать восстановить отделенной от народа постоянной армии, вернейшего залога всяких попыток отнять свободу, вернуться к монархии;

учить народ, до самого низу, искусству государственного управления не только книжкой, а немедленным повсеместным переходом к практике, к применению опыта масс.

Демократия снизу, демократия без чиновников, без полиции, без постоянной армии. Несение общественной службы поголовно вооруженной, всенародно составленной милицией — вот залог такой свободы, которой не смогут отнять ни цари, ни бравые генералы, ни капиталисты».
Наступило время очень важных и крутых перемен – к лету большевики наконец-то вышли на большую политическую сцену, опираясь на Советы как органы «демократии снизу».
* * *
Протолкаемся в зал заседаний Таврического дворца и взглянем, что здесь сейчас происходит.

Сразу отметим, что со стены над креслом председателя исчез огромный портрет Николая II (его просто вырезали из рамы, которая осталась висеть), а с главной трибуны удалили коронованного орла. Эмблема Российской республики, принятая 21 марта 1917 года, в виде двуглавого орла эпохи Ивана III без атрибутов царской власти, в зале так и не появилась.

Этот символ исходно был непопулярен и уже тогда получил прозвание «ощипанная курица», а на нашей памяти, после появления на монетах Центробанка в 90-х годах ХХ века, так же презрительно именовался «бройлером».
Отметим, что на I съезде Советов о своей партийности заявили лишь 777 делегатов, прочие предпочли беспартийный статус. Большинство (в общей сложности 533 человека), как и предполагалось, принадлежало эсеро-меньшевистскому блоку, Большевиков было всего-навсего 105, что достаточно ярко говорит о том, что ленинская фракция не считалась серьезной силой и составляла жалкие десять процентов от общего числа избранных.

Большевики не могли существенно влиять на решения съезда. Тем не менее, надо учитывать, что четыре месяца назад о существовании большевиков знали разве что они сами, царская охранка, да представители других крайне левых партий. Появление сотни депутатов от РСДРП(б) на съезде уже оказалось серьезным тактическим успехом Ленина и его соратников.
3-24 июня 1917 — Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. (с) wikipedia.org
Итак, цель у съезда была очевидная: легализация и легитимизация параллельной Временному правительству ветви власти, появившейся крайне неожиданно для всех слоев российского общества. Заметим, что в массах, особенно у рабочих и солдат, «Петросовет» пользовался куда большим авторитетом, чем «временные», и кабинету министров князя Львова не оставалось ничего другого, кроме как смириться. Тем более, что после «Апрельского кризиса» в коалиционное правительство вошли несколько членов «Петросовета» и, прежде всего, эсер А. Ф. Керенский, занявший важнейший пост военного и морского министра...

Исторический фон, на котором проходил I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов был очень беспокойным, если не сказать кризисным. Вот-вот должно было начаться планировавшееся Июньское наступление на Восточном фронте против австро-германских войск, но сомнения в его успехе присутствовали не только у генералитета, а даже у «главноуговаривающего» Керенского – армия стремительно разлагалась. В самом Петрограде разбушевались анархисты – 5 (18 нового стиля) июня анархистская Боевая организация захватывает типографию газеты «Русская воля», откуда их с трудом выбивают военные под прямым командованием командующего Петроградским округом генерала П. А. Половцова.
усадьба Дурново
Анархисты заявляют, что они вовсе не признают никакой власти, ни «временных», ни «Петросовет», а после попытки выселить их штаб из усадьбы Дурново получают поддержку в рабочих кварталах Выборгской стороны. Дело заканчивается массовыми забастовками на заводах. Беспокойство проявляет и Петроградский гарнизон, набранный в основном из рабочих – солдаты опасаются отправки на фронт, ввиду готовящегося наступления...

Словом, обстановка выглядела накаленной и сложной. Тем не менее, съезд открылся. Этому «суррогату парламента» предстояло решить множество крайне важных и насущных вопросов, не терпящих отлагательств. На повестке дня стояли земельный и, особенно острый, продовольственный вопрос, решалось, как революционные партии относятся к Временному правительству и в целом демократизации общества, начиналась подготовка к Учредительному собранию.

Разумеется, наиболее актуальной темой была проблема мира и войны. Здесь разногласия были наиболее острыми. Господствовала точка зрения «революционных оборонцев» - война до победного конца и соблюдение союзнических обязательств, нельзя позволить немцам и австриякам задушить русскую революцию!

С высоты прошедших ста лет позиция эсеро-меньшевистских «оборонцев» выглядит, будем честны, шизофренично. Они сами, своими руками, положили начало разложению и распаду армии – сперва выпустив «Приказ номер 1», позволивший создавать солдатские комитеты и по факту отменивший единоначалие, а затем поддержав самоубийственную инициативу военного министра Керенского с его «Декларацией прав солдата», позволившей вести в войсках любую политическую агитацию – чем начиная с мая 1917 года моментально воспользовались большевики, выступавшие за безоговорочный мир без аннексий и контрибуций. С этого момента армия как организованная сила начинает исчезать на глазах.

А. Кулаков. Первый Всероссийский съезд Советов. 1917
Мы пришли в Таврический дворец прежде всего для того, чтобы послушать Владимира Ульянова-Ленина, которому выделили всего 15 минут на выступление. Что ж, давайте оценим, что сказал лидер ультрарадикальной партии.

К сожалению, весь этот интереснейший исторический документ здесь привести невозможно, но центральную, основополагающую мысль мы процитируем:
«...Только одна страна в мире сможет сделать шаги к прекращению империалистической войны сейчас в классовом масштабе, против капиталистов, без кровавой революции, только одна страна, и эта страна — Россия. И она остается ею до тех пор, пока Совет рабочих и солдатских депутатов существует. Долго он рядом с Временным правительством обычного типа существовать не сможет. <...> Когда мы возьмем в свои руки власть, тогда мы обуздаем капиталистов и тогда это будет не та война, какая ведется сейчас, — потому что война определяется тем, какой класс ее ведет, а не тем, что в бумажках написано. В бумажках можно написать что угодно. Но пока класс капиталистов в правительстве представлен большинством, что бы вы ни написали, как бы красноречивы ни были, какой бы состав почти социалистических министров ни имели, война остается империалистической».

(полностью прочитать речь Ленина на I Съезде Советов можно по ссылке )
Доктрина большевиков окончательно сформировалась: прекращение империалистической войны и перевод ее в плоскость войны классовой. «Оборонцев», конечно же, выступление Ленина лишь разозлило – большевики прямо пошли против большинства. Аплодировали вождю РСДРП(б) лишь немногие депутаты.

И тем не менее, главные слова были произнесены. Вот они:
«...Сейчас же целый ряд стран накануне гибели, и те практические меры, которые будто бы так сложны, что их трудно ввести, что их надо особо разрабатывать, как говорил предыдущий оратор, гражданин министр почт и телеграфов, — эти меры вполне ясны. Он говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: «Есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком». (Аплодисменты, смех.
Как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Эсеры и меньшевики, хихикавшие над знаменитым «Есть такая партия!» в июне 1917 года, не представляли, что произойдет всего четыре месяца спустя. Ленин не шутил – он был твердокаменно уверен в своей правоте. Никакого соглашательства, никаких уступок, только ясно определенная цель!

Над ним посмеялись, выступление Ленина застенографировали и отправили в архив съезда. Но кто бы мог тогда предполагать, что отголоски этой речи будут звучать и столетие спустя, а к новому 1918 году Россия вступит в уникальный исторический период, родоначальником которого станет товарищ с рыжеватой бородкой, сейчас вернувшийся на свое место в зал заседаний и тихо переговаривающийся о чем-то с товарищем Джугашвили, сидящем в соседнем кресле...

В июне 1917 года над страной начала восходить красная заря. Пока никто, даже сам Ленин, не подозревает о том, что прозвенел первый колокольчик, предвосхищающий новую эпоху – эпоху трагическую, противоречивую, творческую, порывистую. Но, невзирая на все издержки – великую.
***

Российской республике в ее нынешнем виде осталось существовать неполные 200 дней. Но до своего бесславного финала ей еще предстоит пережить немало знаменательных событий, о которых мы расскажем в недалеком будущем.

***

автор: А. Мартьянов при участии С. Литвинова.
Другие лонгриды "Фонтанки"
© © 2000-2016 Фонтанка.Ру
Made on
Tilda